Распадение "Триумвирата". Усиление отдельных феодальных княжеств
Книги / Киевская Русь. Греков Борис Дмитриевич / Краткий очерк политической истории Киевского Государства / Распадение "Триумвирата". Усиление отдельных феодальных княжеств
Страница 2

Это было как раз то время, которое так красочно обрисовал наш знаменитый поэт, автор "Слова о полку Игореве". "Тогда при Ользе Гориславичи сеяшеться и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь Дажьбожа внука, в княжих крамолах веци человеком сократишася. Тогда по руськой земли редко ратаеве кыкахуть, но часто врани граяхуть, трупиа себе деляче, а галици свою речь говоряхуть, хотять полетети на уедие".

Что же, собственно, сделал Олег Святославич, которого автор "Слова" переделал в Гориславича? Он, действительно, много сделал для ускорения распада русской земли. Но мы сейчас собираемся не столько его судить, сколько понять мотивы его действий. Как могло случиться так, что не один Олег, а значительная группа князей объединились для проведения в жизнь своих планов и целей, в конечном счете приведших к распаду государства?

Триумвират, хотя и с большим трудом и не всегда успешно поддерживавший единство страны, очутился в крупном противоречии с окружающей политической обстановкой: не желая подчиняться Киеву, триумвиры в то же время стремятся держать в подчинении всю территорию государства и продолжают рассматривать других князей, как своих подручных, другими словами они не признают за другими князьями тех прав, которых достигли и которыми дорожили сами.

Нет ничего удивительного в том, что эти противоречия очень скоро вскрылись именно в Тмуторокани, где сосредоточились враждебные триумвирам силы.

Ростислав, сын Владимира Ярославича, посаженного отцом в Новгороде, не захотел подчиниться князьям-триумвирам и, поддержанный новгородским боярством, ушел с войском в Тмуторо-кань, где тогда сидел кн. Глеб, сын одного из триумвиров — Святослава Ярославича. Ростислав прогнал Глеба и, несмотря на то, что за Глеба вступился отец, все-таки остался в Тмуторокани в качестве Тмутороканского князя. Ростислав ведет здесь энергичную и независимую от Киева политику, подчиняет себе Корсунь и косогов. Насильственная смерть от руки корсунянина, может быть, не без ведома Киева, прекратила его деятельность.

После смерти Ростислава Глеб Святославич снова вернулся в Тмуторокань. Отсюда его перевели в Новгород.

Братья Глеба, знаменитые Олег и Роман, уже после смерти своего отца тоже отказались повиноваться Киеву. Олег не захотел ехать в Муромо-Рязанскую землю, куда посылали его дядья, а самовольно отправился в Тмуторокань к брату Роману. Кроме Олега и Романа в Тмуторокани оказался в таком же положении и с враждебными намерениями по отношению к Киеву кн. Борис, сын Вячеслава Ярославича Смоленского.

Олег и Борис наняли в помощь себе половцев, двинулись против Всеволода и разбили его на р. Сожице (1078). Побежденный Всеволод, недавно выступивший против вернувшегося с польской помощью в Киев Изяслава, обратился теперь к нему за помощью. Недавние враги увидели, что им надо не ссориться, а объединяться для защиты и себя и той политической системы, которую они до сих пор представляли.

Один — возвращающийся с польской силой изгнанник, другой-разбитый своими же родственниками в союзе с половцами — братья при встрече расцеловались, и Всеволод стал рассказывать Изяславу печальную повесть последних лет: как отдельные феодальные княжества не признают авторитета Киева, действуют по своему усмотрению и согласно своим собственным интересам, не останавливаясь перед заключением союзов с половцами. Изяслав, сам перенесший в изгнании много невзгод, понял, что положение Всеволода, с которым они еще недавно делили власть, серьезно пошатнулось. Он даже стал утешать Всеволода, хотя утешение его носило характер, граничащий с безнадежностью: "Аще будеть нама причастье в Русской земли, то обема: аще лишена будеве, то оба". Изяслав мог лишь твердо обещать быть с братом неразлучным и в беде и в счастьи. Изяслав сдержал свое обещание: он пал в первом же бою с коалицией враждебных князей (1078 г.).

Эта битва с ее последствиями описана в "Слове": Олег "ступает в злат стремень в граде Тмуторокане. То же звон слыша давный великий Ярославль сын Всеволод, а Владимир (его сын. — Б. Г.) по вся утра закладаше уши в Чернигове. Бориса же Вячеславича слава на суд приведе (он был убит. — Б. Г.) и на Каялину зелену паполому постла за обиду Ольгову храбра и млада князя. С тоя же Каялы Ярополк (сын Изяслава — Б. Г.) полелея отца своего между угорскими иноходцы ко св. Софии к Кыеву" (привез труп отца в Киев. — Б. Г.).

Борьба двух систем продолжалась. Число противников старой системы росло. К Олегу и Роману Святославичам присоединились три сына умершего Ростислава и Давид Игоревич. При помощи наемных половцев и черкесов снова ходили они против Всеволода и сына его Владимира Мономаха. Всеслав Полоцкий угрожал с севера. Положение Всеволода было очень трудное.

Страницы: 1 2 3