АНАСТАСИЯ
Страница 1

День был весенний, ласковый. Солнышко грело уже по-летнему, не то чтобы тучки

День был весенний, ласковый. Солнышко грело уже по-летнему, не то чтобы тучки — и облака на него не набегали. Цвело всё в Киеве да радовалось. Ребятишки по улицам чуть не раздетые носились, и звонкие их голоса долетали до самого княжего терема.

Хмур сидел только князь киевский Ярослав. Заботы его одолели. Неладно складывались дела для дочери Анастасии.

Давно уже прибежали на Русь Эндре Венгерский, наречённый княжны, и его два брата — Бела и Левенте. Смута да раздоры начались в Венгрии, быть бы юношам убитыми, да тётка Премислава спасла. Была она княжной русской, шепнула племянникам: бегите-де к Ярославу, поможет…

Ждал князь — не образуется ли само? Не утихнет ли? Однако ж не слыхать доброго. Сидят в Венгрии короли разные, сидят не подолгу, промеж себя из-за престола враждуют. А Анастасия чуть не с рождения Эндре обещана. Княжеское слово ломать не след. Да и полюбили они друг дружку. Однако ж за изгнанником бесправным тоже дочери Ярославовой быть не годится.

— Дозволишь ли войти? — раздался низкий, красивый голос.

— Входи, входи, Ирина, — обрадовался Ярослав, — когда ж тебе к мужу доступы не было?

Красавицу шведку Ингигерду, которую он звал Ириной, князь нежно любил. Да и не зря. Не по-женски разумной слыла княгиня киевская. Хоть горда, а к бедным милостива, мужу советчица верная, детям — мать, хоть и любящая, да строгая…

— Слово сказать тебе хочу, — проговорила она, садясь.

— Говори, Ирина. Об чём слово твоё?

— Об Настасье…

— Сам сижу — об том же думаю…

— Что надумал-то? Делать надо. Доколе девку томить станем?

— Ты что скажешь?

— Венчать их пора.

— А после что?

— Известно — что. Посылай дружину, добывай зятю престол. По праву он ему достаться должен, по наследству. Быть Настасье королевой венгерской. Иль не так вы с отцом Эндре решали?

— Так-то так…

— А раз так — ждать боле нечего. Извелась девка, да и Эндре темней тучи ходит. На тебя одного вся их надежда…

Ярослав крепко задумался.

Год с той поры пролетел. Весёлой, богатой была свадьба Анастасии. Звенели колокола всех церквей киевских, рекой лились мёды старые, счастьем сияли лица молодых супругов. А через неделю после свадьбы тронулся в дальний путь поезд большой. Эндре с братьями впереди дружины скакали, Анастасия с девками услужающими в возках ехали, сзади монахи из Лавры тащились. Их Ярослав для поддержания в дочери веры православной послал.

Отправились престол да славу воевать!

И вот — нет вестей. Что-то там, как? Удача ли, беда ли? Какова судьба дочери?

Хмурится князь Ярослав, потемнела, словно каменная ходит княгиня. Нет вестей…

Ранним утром всполошились киевляне. Мальчишки, что рыбу на зорьке ловили, прибежали

Ранним утром всполошились киевляне. Мальчишки, что рыбу на зорьке ловили, прибежали ровно шальные. Кричат: «Войско, войско идёт!»

А какое войско, откуда? Тихо всё на Руси, нет ни с кем войны. Бросились к терему княжескому. Ярослав уж услыхал, послал гонцов. Недалеко пришлось гонцам скакать, разом воротились, а с ними — и старшой из того войска. У крыльца соскочил с коня, упал князю в ноги.

— Ивашка, — закричал князь, — ты ли?!

— Я, батюшка, я!

— Что у вас? Говори скорей!

— Всё у нас ладно, княже! Со смутьянами венгерскими бились, их одолели, зять твой королём поставлен, Анастасия Ярославна королевой стала.

— А вас всех Эндре домой отпустил?

Страницы: 1 2