МАТЬ ГОРОДОВ РУССКИХ
Книги / Звенит слава в Киеве / МАТЬ ГОРОДОВ РУССКИХ
Страница 1

— Андрей! Постой, не беги, слово сказать хочу!

— Андрей! Постой, не беги, слово сказать хочу!

Андрей обернулся. К нему торопливо подходил красивый, стройный юноша. Из-под богатого малинового плаща виднелись голубая рубаха с золотым оплечьем и красные штаны, заправленные в зелёные сапоги. На светлых кудрях лихо сидела парчовая шапка с бобровой опушкой, а лицо очень напоминало Анну.

— Ну, здравствуй Всеволод, пятиязычное чудо! — засмеялся Андрей.

Всеволод изумлённо взмахнул длинными, пушистыми, ну чисто девичьими ресницами.

— Как ты меня назвал?

— Аль не знаешь? Тебя так народ зовёт. Ведь ты, верно, на пяти языках говорить можешь?

— Верно…

— Так чему ж удивляешься? Видно, не зря ты всегда из нас самым прилежным был. Недаром тебя Илларион нам в пример ставил!

— Да-а… Анна-то меня за это поколачивала…

— Так она терпеть не могла, чтоб кто-нибудь над ней возвышался.

— И теперь не больно любит…

— А колотить больше не колотит?

— Скажешь тоже! Разве девка посмеет!

— Смотря какая девка… Ну да ладно. Что ты сказать-то хотел?

— Андрей, батюшка приказал иноземным гостям город наш показать и объяснить, что потребуется.

— Каким же гостям-то?

— От тётушки Доброгневы из Польши письмо привезли. Ты ведь говоришь по-польски?

— Да не очень.

— Ну, всё равно, можешь и по-латыни. Батюшка с ними на латыни беседовал.

— Сам-то ты чего же?

— Мне велено со шведами да с англичанами на лов ехать. Медведя брать. Любопытно им, вишь. А ты уж с поляками погуляй. Да вот они и сами идут!

Представив Андрея двум важным, богато одетым иноземцам, Всеволод убежал.

— С чего же начнём, панове? — спросил Андрей.

— А это как пану угодно. Лишь бы всё в знаменитом вашем городе повидать, чтоб было о чём дома рассказывать.

— Ну, ин, пойдёмте к Днепру, поглядите на корабли наши!

С изумлением рассматривали поляки тесно прижатые друг к другу боками десятки

С изумлением рассматривали поляки тесно прижатые друг к другу боками десятки торговых кораблей. С оглушительным шумом летели на берег бочки и ящики. На разных языках кричали и ругались, наблюдая за разгрузкой, их владельцы — купцы. Оборванные грузчики, словно шутя, перебрасывали друг другу тяжёлые тюки.

— Крепкий народ, — покачал головой старший из гостей, седоусый, важный старик, — с таким лучше в мире жить!

— Конечно, лучше, — засмеялся Андрей, — да ведь с вашим королём Казимиром наш князь не только в дружбе, а и в родстве живёт. Сестрицу родную за него замуж отдал!

— Это верно, — кивнул головой младший поляк, — только не всегда так было.

— Подожди, Стасю, — оборвал его старший, — пусть лучше пан скажет нам, что там за корабли в стороне стоят?

— А это жених нашей Елизаветы Ярославны, Гаральд Гардрад, с дружиной на свадьбу прибыл! Вон на том, самом большом, что с муравлёным чердаком, золотыми сходнями да шёлковыми парусами, увезёт он молодую свою…

Над гордым кораблём развевался ещё не спущенный большой четырёхугольный парус с изображением трёх львов. Над двумя другими реяли на фоне тёмного холста птицы с коронами на головах и звёзды.

— У нас про Гаральдов корабль песня сложена, — сказал Андрей, — в ней так говорится:

Высоко его головка призаздынута,

Нос-корма была по-звериному,

А бока сведены по-туриному,

Того ли тура заморского…

— Хорошая песня, — вежливо похвалил старик. — Но удивительно нам, что такой могущественный князь, как Ярослав, дочь свою за Гаральда отдает.

— Что ж так?

— Да ведь хоть он и король, а много лет попросту разбойничал, на том и разбогател…

Страницы: 1 2 3