ПРОЩАЙ, ФРАНЦИЯ!
Книги / Звенит слава в Киеве / ПРОЩАЙ, ФРАНЦИЯ!
Страница 1

«… И я, княже, услыхав о таких бедах его, того скомороха из рук стражников вызволил,

«… И я, княже, услыхав о таких бедах его, того скомороха из рук стражников вызволил, памятуя, что ты всегда по справедливости поступаешь и другим так же велишь. А через неделю прибег он ко мне, как дед его помер, и служить попросился. И я взял его слугою. Парень добрый, собой хорош, умён и старателен. Кличут же его Арно. А ещё, княже, да будет тебе ведомо, внук твой на зависть всякому отцу с матерью уродился. Руки-ноги большие, глотка горласта, нрав бойкий, здоровье преотменное, в добрый час сказать, чтоб не сглазить, упаси господи. Лицом хорош, однако ж не в твою породу вышел. Глаза только синие, как у матери да у бабушки, — блаженной памяти княгини Ингигерды. А в прочем — чистый француз…»

— Господин Андрэ, зовёт королева! — доложил вбежавший Арно.

— Хорошо. Скажи — иду.

Убирая в шкатулку недоконченное письмо, Андрей подумал, что бог весть, когда доведётся случай весточку эту князю Ярославу отправить. Годы и годы могут пройти, прежде чем снова забредёт купец или другой кто, на Русь идущий. Неведомо князю даже, что стал он дедушкой будущего короля Франции. Ах, ты, даль, даль проклятая, дороги трудные, опасные, Киев с Парижем разделяющие…

В коридорах дворца навстречу Андрею попалась старая Сюзон. Андрей вежливо раскланялся с ней, будто с важной дамой, — бойкая, умная старуха нравилась ему, и он знал, что она искренне предана Анне.

— Э-э, красавчик, — подмигнула Сюзон, фамильярно хлопнув его по плечу, — скоро будем, говорят, пировать на твоей свадьбе?

«Фу ты, господи, — подумал Андрей, — кажется, весь дворец знает о моих делах куда больше, чем я сам!» Старуха, хитро улыбаясь, явно ждала ответа.

— Полно, матушка Сюзон, — сказал он, — что это тебе вздумалось женить меня? Я ещё молодой, погулять хочу!

— Секретничай, если хочется, — засмеялась Сюзон. — А я что знаю, то знаю. Ну, ступай, королева тебя ждёт, да и мне некогда…

Анну Андрей нашёл около позолоченной, увенчанной короной колыбельки Филиппа.

Анну Андрей нашёл около позолоченной, увенчанной короной колыбельки Филиппа. Молодая женщина мерно покачивала уснувшего сына, чуть слышно напевая старинную русскую песенку, которой когда-то и её убаюкивали няньки да мамки. Сияющие глаза королевы с любовью и гордостью смотрели на пухлое, красное личико.

— Тсс… — шепнула она. — Еле-еле угомонился. Такой вояка — не приведи господи! Выйдем отсюда.

В соседнем покое, где толпились придворные дамы и девицы, Анна указала Андрею на стул около камина и, знаком отпустив приближённых, села около него.

— Ты всё хорошеешь, Ярославна, — улыбнулся Андрей.

— А я вот про тебя не могу того сказать. Худой стал такой да бледный, ровно тебя хворь какая точит. С чего бы?

Андрей молчал, глядя в сторону.

— Ты почему не отвечаешь? Или уж позабыл, как клялся по дружбе ничего от меня не скрывать? Говори!

— О чём говорить-то мне? Здоров я…

— Может, по девице какой сохнешь?

— Вот придумала тоже! — засмеялся Андрей.

— Ну, слушай же. Разговоры давно идут, время дело делать. Пора тебе жениться, Андрей, да вот такого же бутуза завести, как мой. Поверь мне, нет на свете большей радости.

— На тебя глядя, и нехотя в то поверишь. Светишься вся.

— Генрих хочет нынче же указ подписать, и я руку приложу…

— О чём?

— Да об тебе же. Графом тебя жалуем, поместье даём богатое, а свататься к Мадлене де Геменэ уж сам езжай. Отец её согласен, да и девка не прочь. Будете братцами с дружком твоим.

Андрей ничего не ответил. Анна пытливо поглядела на него.

— Иль не по душе тебе Мадлена-то?

— Отчего ж? Девица предобрая…

— За чем же дело стало?

Андрей поднялся, медленно прошёл по комнате и остановился у окна.

— Ярославна, родная моя, — с трудом выговорил он, с мольбой глядя на королеву, — иль и впрямь хочешь навек меня в Париже оставить? Иль не видать мне боле родного Киева?

Страницы: 1 2