ВЕСТЬ С ТОГО СВЕТА
Книги / Звенит слава в Киеве / ВЕСТЬ С ТОГО СВЕТА
Страница 1

Джузеппе положил вещи на скамью и весело посмотрел на Андрея.

Джузеппе положил вещи на скамью и весело посмотрел на Андрея.

— Ну, вот — вы и на месте, синьор. В этом предместье Константинополя всегда останавливаются русские. Вы легко найдёте попутный корабль. Может быть, и сейчас есть какой-нибудь русский купец… Эй, Харитон!

Неторопливой походкой вошёл толстый, немолодой грек. Поклонившись Андрею, он молча ждал.

— Я хочу остановиться у вас, чтобы подождать какого-нибудь корабля на Русь, — сказал Андрей.

Грек всё так же молча хлопнул в ладоши и указал вбежавшему мальчишке на вещи. С трудом, видимо, напрягаясь, тот потащил куда-то наверх тяжёлые тюки Андрея.

— Господин будет ужинать? — медленно и важно произнёс наконец хозяин.

— Да, конечно. Вы поужинаете со мной, Джузеппе?

— Благодарю вас, синьор, но я должен идти. Сейчас начнут разгрузку, а старый Пьетро не слишком любит нанимать много здешних грузчиков — им ведь надо платить — и предпочитает выезжать на наших спинах

— Ну, тогда до свиданья, Джузеппе, и спасибо вам за всё!

— Это вам спасибо, синьор. Благодаря вашей щедрости моя семья проживёт этот год в достатке. Да пошлёт Мадонна удачу во всех делах синьора! — Джузеппе, поклонившись, торопливо вышел. Андрей вздохнул и устало опустился на скамью.

Плаванье было нелёгким, несмотря на пудовую свечу пресвятой деве. Несколько раз «Санта Марию» трепали свирепые штормы, дважды её паруса уныло висели, придавленные жарким дыханьем безветрия. Но вот наконец он у цели. Константинополь — это уже почти Киев. Если повезёт, за месяц-полтора он доберётся до дому…

— Скажи, друг мой, есть здесь сейчас русские купцы? — обратился Андрей к хозяину, всё так же молча смотревшему на него.

— Сейчас нет, — коротко ответил грек.

— А часто ли они приплывают в Константинополь?

— Часто. Ждать придётся недолго.

— А как недолго?

— Этого я не могу сказать. Фёдор Кривой хотел быть в этом месяце, да ведь это он говорил год назад…

— Но есть, наверное, другие русские купцы?

— Много русских купцов приходят к нам. Надо ждать.

— Придётся… — вздохнул Андрей, и, устало потянувшись, отправился в отведённую ему комнату. Наскоро поужинав, он заснул как убитый.

Уже несколько недель жил Андрей у Харитона. Он бродил по улицам «первого города

Уже несколько недель жил Андрей у Харитона. Он бродил по улицам «первого города мира» и восхищался его красотой. Великолепные здания, триумфальные арки, башни, обелиски напоминали о различных событиях, происходивших в Византии на протяжении веков. Громадный город окружали каменные стены со множеством ворот, большинство которых вело к морю и лишь несколько — в сторону материка. И здесь были свои Золотые ворота, только совсем непохожие на киевские. Над их сводом высилась бронзовая статуя богини Победы и позолоченный орнамент окружал многочисленные надписи.

Чаще всего Андрей ходил в порт, надеясь увидеть наконец русский корабль. Константинопольская бухта по праву называлась Золотым Рогом — такое изобилие товаров привозили большие торговые суда. Больше, пожалуй, чем в Киев, нехотя признавался себе Андрей. Ящики, кипы, тюки с утра и до позднего вечера летели на окаймлявшие часть залива набережные. Бойкие венецианцы и генуэзцы привозили сюда богатства из всех известных им стран земли, да и сами восточные купцы тоже частенько приплывали в Константинополь.

Андрей подолгу вглядывался в реющие над Золотым Рогом паруса, похожие на причудливые белоснежные крылья, но, когда они приближались, он видел всё те же фелюги и галеры. Фёдор Кривой не торопился, да и другие что-то задерживались.

Невдалеке от бухты располагалось большинство храмов и дворцов, споривших друг с другом в великолепии. Андрей, вероятно, мог бы увидеть блистательную роскошь императорского дворца и помпезные церемонии, которыми этикет окружал базилевсов. Хотя у него и не было никаких бумаг к византийскому двору, имя князя Ярослава открыло бы ему дворцовые двери. Но ему не хотелось унижать себя даже попыткой. Он слышал, какой спесью полны и сам император — «живое воплощение бога на земле» — и окружающая его сложнейшая иерархия различных «чинов» македонской династии, царствующей ныне в Константинополе. От самых высших придворных до маленьких — тысячи чиновников строго распределялись по рангам и получали от казны свою «рогу».

Страницы: 1 2