Киевская Русь и Болгария
Страница 3

Но если не Византия, то кто?

О том, причастны ли болгары к крещению русских, кроме Приселкова и Николаева, писали и другие крупные историки; мы добавим еще имена Ф.И. Успенского, который занимался вопросом о войне Самуила против Византии в 986–987 гг. и участием на его стороне русских войск, В. Погорелова, М. В. Левченко (ЛЕВ), настаивавшего на более широких и интенсивных связях Киевской Руси с болгарами, чем с Византией (ЛИТ с. 302), и Р. Пиккио.

Вот, например, какую картину крещения рисовал В. Погорелов:

1. мысль о принятии христианства явилась у князя Владимира под влиянием его жены — христианки, болгарки, матери св. Бориса и Глеба;

2. его крещение состоялось в России в том же городе (недалеко от Киева), которому он дал имя "Васильев";

3. оно было совершено болгарским духовенством, так же как и болгарское духовенство крестило всю тогдашнюю Россию;

4. оно же и принесло в Россию славянскую Кирилловскую письменность;

5. через это духовенство пришла в Россию вся богатая церковнославянская литература, которая сохранилась исключительно в России (НИКВ с. 12).

Здесь мы добавим еще один веский довод в пользу мнения Приселкова и его последователей. Как писал Татищев, Иоакимовская летопись сообщает о том, что болгарский царь Симеон послал в Россию иереев и книги:

"Царь же Симион присла иереи учены и книги довольны." (ТАТ, цит. по ДИМП с. 77)

Принимая во внимание, что у болгарского царя Романа, современника Владимира и

Принимая во внимание, что у болгарского царя Романа, современника Владимира и крещения Руси, было крестное имя Симеон, то отсюда получается, что это он послал иереев и книги в Россию. Не противоречит этому и другое известие этой летописи — что цареградские император и патриарх по просьбе Владимира отправили к нему митрополита Михаила, болгарина, с епископами, дьяконами и певцами из славян.

Присутствие болгарских певцов еще на столь ранней стадии проникновения христианства в русское общество объясняет болгарское влияние на русскую церковную музыку, свидетельством которого является «болгарский роспев» (ВОЗ1, ВОЗ2, ТОН и др.).

Царица Анна и ее сыновья Борис и Глеб

Современный "учебник истории" считает, что великий князь Владимир, крестивший Русь, женился на сестре византийского императора Василия II, «порфирородной» гречанке Анне. Этот брак связывают с решением о крещении и с союзными отношениями Киевской Руси с Византией. Кроме того, считается хорошо известным, что заметную роль в первых шагах христианства на Руси играли сыновья Владимира — Борис и Глеб.

Были ли Борис и Глеб сыновьями Анны? И сколько жен было у Владимира?

Об этом тоже шли споры.

Они были вызваны тем, что о Борисе и Глебе ряд первоисточников дает другие сведения. Например, по ПВЛ, Владимир их "роди… от болгарыни" (ПВЛ с. 37).

Таким образом, автор ПВЛ считал мать Бориса и Глеба болгаркой.

То же самое сообщает и "Сказание о Борисе и Глебе":

"а от болгарыни — Бориса и Глеба " (ПОВ с. 55) (ЧИЛ1 с. 51)

К такому же выводу пришел и В. Н. Татищев:

К такому же выводу пришел и В. Н. Татищев:

"Анну царевну Нестор сказует греческую, что в великом сумнении и погрешности… Бориса же и Глеба он положил от болгарыни, а от царевны Анны никого не показал… а сей (Иоаким — прим. автора) царевну Анну сказует мать Бориса и Глеба, то мню, конечно, сия царевна была болгарская, а Василию и Константину сестра внучатая." (ТАТ; цит. по ДИМП с. 50)

Тем не менее, среди исследователей XIX и XX вв. постепенно стало преобладающим другое мнение. Например, Г. Подскальский считал более вероятным, что они были детьми порфирородной гречанки Анны; то же самое утверждал А. Поппэ (см. ЛИТ с. 272 и 302) и другие.

С другой стороны, кроме данных ПВЛ, многие детали связывают Бориса и Глеба с Болгарией. Все это очень хорошо объясняет Приселков, и мы ознакомимся с отрывком из его рассуждений:

"В крещении братья получили имена Романа и Давида. Как Ольга в крещении приняла христианское имя Елены в честь жены императора Константина, как Владимир принял имя Василия в честь императора, так естественно спросить, в чью же честь Борис получил имя Романа, а Глеб — Давида.» (ПРИ с. 37–38)

Далее Приселков объясняет, что Роман, сын болгарского царя Петра (927–969), после 987 г. уже был царем. Поэтому совершенно естественно, что Владимир, взяв церковную иерархию для Киевской Руси из Болгарии, в знак дружбы дал своему сыну Борису, родившемуся после крещения семьи Владимира в 987 г., при его крещении имя Романа (ПРИ с. 37–38).

Страницы: 1 2 3 4 5 6