Монеты
Страница 4

"Ни государственная власть в Византии, ни Цареградская патриархия признавали царский титул Владимира и решительно противопоставлялись его канонизации, которая осуществилась только в XIII в., после того как Русская церковь отбросила гегемонию Царьграда." (ЧИЛ2 с. 18)

Напомним, что на самом деле чеканка монет в Киевской Руси приостановилась во время Ярослава (1015–1054), как только Византии удалось усилить свое влияние в Киеве.

Таким образом, навряд ли чеканка монет в Киеве является «подарком» Византии.

Теперь обратим наше внимание на очень важную деталь — "княжеский знак" на монетах Владимира и его наследников. Не случайно именно эта деталь является ключевым моментом работы Чилингирова. Действительно, сравнение знаков друг с другом, со знаком на монете Петра и с другими изображениями и орнаментами, типичными для Болгарии эпохи Петра и его сына Романа — Симеона, приводит к важным выводам, особая сила которых состоит в том, что они основываются на подлинном археологическом материале.

Сначала рассмотрим изображение геральдического знака болгарского царя Петра, восстановленного по рассмотренной выше монете на рис. 21-9. Оно похоже на перевернутую букву П (буквой П начинается имя Петр) и ее появление на монете не является изолированным явлением. Это видно из изображений на орнаментальных фризах церкви в Патлейне, недалеко от Преслава на рис. 21–12, на пластинке из ожерелья (золото и эмаль) на рис. 21–13 и на медальоне из ожерелья (золото и эмаль) на рис. 21–14; последние две представляют собой часть так называемого "Преславского сокровища", хранящегося в Национальном музее в Софии. В частности, на орнаментальных фризах видим «двузубцы» и «трезубцы», весьма похожие на знаки Петра и киевских великих князей конца Х — начала ХІ вв.

Теперь перейдем к отмеченному в самом начале этой главы сходству «трезубцев» Владимира и некоторых из его наследников с «трезубцами» болгарских Шишманов XIV в. Рассмотрим еще несколько «трезубцев» болгарских владетелей XIV в. на рис. 21–15 — рис. 21–16, 21–17 и 21–18.

Среди них монета царя Ивана Александра (1330–1371) на рис. 21–15 выделяется интересным решением художника представить знак “Ш” в виде рисунка замка с тремя башнями.

На рис. 21–16 и 21–17 прорисовки монет царя Ивана Шишмана (1371–1393) показывают разнообразие вариантов знака царя — буквы Ш с поперечной черточкой, — а также вариантов сочетания этого знака с лигатурой ЦР. Фотография такой монеты представлена на рис. 21–18.

Для того, чтобы читатели могли сделать сравнения с изображениями на монетах киевских великих князей, приводим две фотографии монет Владимира на рис. 21–19 и 21–20.

Первая буква имени Шишмана

Относительно происхождения геральдических знаков киевских князей бытует «варяжская» теория о том, что знак с формой «Ш» является перевернутой скандинавской руной EHWAZ, которая в таком перевернутом виде приобретает отрицательный смысл, близкий к «застою», «отставанию» (ТАУ и BLUM). Конечно, весьма сомнительно, что кто-либо, и тем более киевские князья, могли взять для

геральдического знака символ с таким смыслом.

Гипотеза о "короткой хронологии", конкретно выраженная Хронологической Диаграммой, дает более естественное объяснение происхождения геральдического знака «Ш»: это — первая буква династического имени болгарских Шишманов. В "короткой хронологии" Шишман — это Симеон Великий, болгарский царь (894–927) и римский император, получивший императорскую корону от византийского патриарха. В Воденской надписи царя Самуила он упомянут как "старый кавган" из города Тырново.

В то же время в версии XIII–XIV в. находим данные о том, что он — куманского (половецкого) происхождения, а некоторые старые первоисточники отождествляют куманов с русскими.

Конечно, происхождение Шишмана — Симеона любопытно. Но кем бы он ни был по национальности, он и его династия — часть нашей старой истории. И в этой истории национальность того или иного действующего лица — второстепенная деталь. Куда важнее другое — свидетельства о старых связях династий и культурных элит Болгарии и Киевской Руси. Возможно, что именно эти связи породили общий письменный «старославянский» язык, являющийся искусственным смешением русских, болгарских, сербских и т. д. диалектов. По-видимому, в районе нынешний Молдавии и по нижнему течению Днестра и Днепра была старая — размытая — граница болгарских и украинских диалектов и соответственно княжеств.

Страницы: 1 2 3 4 5