Геродот был прав
Страница 2

Случилось это, очевидно, во время одного из больших весенних паводков и привело к очень быстрому, катастрофическому размыву моренного вала из-за сравнительно рыхлого состава слагающих его пород и резкого перепада высот в стоке. Мощный поток воды, сметая на своем пути прибрежные леса и поселения, устремился по Герру, пересек Гипакирис и промыл в низовьях новое русло, соединившее Герр с Бугским лиманом. Возможно, слова Ярославны в «Слове о Полку Игореве»: «О Днепр-Славутич! Ты пробил каменные горы сквозь землю половецкую», являются отголоском в народной памяти вышеописанного впечатляющего события.

Если когда-нибудь обнаружится завал деревьев, снесенных потоком (например, забивших вход в южную часть русла Гипакириса), то дендрохронологический метод позволит точно установить год этой катастрофы, изменившей течения рек. А пока можно предположить, что она произошла в середине I тысячелетия, между временем Клавдия Птолемея (II в. н.э.), по данным которого Борисфен на всем известном ему протяжении лежит западнее Ольвии, и Константина Багрянородного (X в. н.э.), который первым упоминает пороги, лежащие на современном русле Днепра. А, может быть, и после IV в. н.э., судя по сведениям о Данпар-стаде, изложенным ниже.

Среди городов, располагавшихся на берегах Борисфена и названых Птолемеем, особый интерес вызывает Метро-полис в связи с названием, которое может быть переведено как «мать городов». Оно говорит о какой-то особой его роли в земле Сарматской или Скифской. По этой причине некоторые исследователи пытались отождествить Метро-полис с Киевом. Теперь, зная трассу русла Борисфена, можно попытаться определить местоположение города Метро-полиса, стоявшего на нем между Серимом и Ольвией. Его географические координаты, долгота и широта, указанные Птолемеем, составляют 56°30' и 49°30' [17, 319].

Приписав широту новой Ольвии старой, Птолемей попал в трудное положение с Meтрополисом. Если бы он оставил его широту прежней, то Метрополис оказался бы южнее Ольвии, что выглядело нелепо. Если бы он сдвинул его широту, как и Ольвии, к северу на 2° 18', то широта Метро-= полиса совпала бы с широтой города Сар, что не менее нелепо. И он отделался тем, что приписал Метрополису широту, проходящую посередине между Серимом и Ольвией, что было бы недалеко от истины, укажи он верно широту Ольвии. Однако на широте, указанной Птолемеем, Метро-полис оказался расположенным не на Борисфене (Днепре), а на расстоянии 80 км к западу от него.

В своем нижнем течении Днепр нигде не достигает столь западной долготы (на 30' западнее Ольвии). Борис-фен же достигал ее, но только в одной точке, в месте слияния с Гипанисом у мыса Гипполая, то есть у нынешнего города Первомайска.

Возвращаясь к смыслу названия Метрополис, совпа-.дающего с образным названием Киева, можно предположить, что он был его предшественником. Что именно здесь, на развилке главных водных путей страны (Гипаниса и Борисфена), обосновались пришедшие в наши края три с половиной тысячи лет тому назад купцы: Таргитай и его сыновья Липоксай, Арпоксай и Колоксай. И что позже вытесненные киммерийцами или сарматами, они перенесли свою главную базу на север.

На восточном берегу Борисфена, в его нижнем течении (общим с Южным Бугом), к югу от мыса Гипполая, вплоть до моря, располагалась Гилея, о которой говорится в /9,18,19, 55, 76/. Из описаний Геродота следует, что она представляла собой большой лесной массив, поросший деревьями различных пород.

В скифские времена на мысе Гипполая стоял храм Де-метры – святилище борисфенитов, а в Гилее, судя по истории с Анахарсисом /76/, отправлялись культы в честь какой-то богини, возможно, Кали, поскольку рядом жили калли-• пиды. Их название можно перевести как дети Кали. Геката, в честь которой была названа роща позже, является греческим подобием богини Кали. Обе они – ночные богини мрака, колдовства, кровавых жертвоприношений, по-видимому, малоазийского происхождения, подобия фригийской Кибелы, которая культивировалась в Ольвии. Об этом лесном массиве имеются и более поздние сведения. Упомянутые роща и скала считались священными у разных народов и в разные времена. Как говорится, «свято место пусто не бывает». Клавдий Птолемей (II в. н.э.) называет лес, расположенный на месте Гилей, рощей Гекаты. Готы, по-видимому, его же называли Мирквид, что значит – Темный. Из скандинавских преданий следует, что во времена Германариха столицей созданной им готской империи был город Данпарстад, который стоял на берегу Борисфе-на, называемого готами – Данпар.

Страницы: 1 2 3