Послевоенные годы
Страница 1

Послевоенные годы характеризовались особенным упадком кинематографии, особенно украинской. 14 апреля 1945 года Довженко заявляет: «В нашей культуре осужденные к смертному наказанию». В 1946 году снимает документальный фильм об Армении «Родная страна». Последние годы жизни Довженко будет находиться будто в «вавилонському плену» — он снял лишь один полнометражный художественный фильм "Мичурин" за собственной пьесой «Жизни в цвету», да и тот на заказ Сталина. Обновленный на должности на киностудии «Мосфильм» из августа 1945-го, Довженко воспроизводит биографию ученого, к которой включает зашифрованные моменты собственной биографии. «Мичурин», снятый в 1949-ом, звучит как возобновленный гимн природе, как общее виденье ученого и режиссера на превращение земли на огромный сад. Это последнее произведение, законченное при жизни автора. Проекты «Золотые ворота» и «Тарас Бульба» так и не будут воплощены.

Многолетняя тоска за родной землей отразилась на моральном состоянии Довженко, он рвется в Украину, но напрасно, туда он имеет право ездить в командировку, а вот жить должен в Москве. В 1954-ом на II съезде советских писателей Довженко жалуется на обесценение профессии сценариста, в 1955 во время рабочей встречи говорит о последствиях малокартиння последних 10-ти лет, от которых страдает кинопромышленность. В это время Довженко первый пытается в законный способ противостоять своеволию в области культуры. Он открыто выражает встревоженную давлением, которое делается на интеллектуальное и художественное творчество, на молодых начинающих в кино, сожалеет, что соцреализм стал усеохопним. Эта встревоженная услышана и подхвачена молодыми режиссерами, в результате чего начинается новая волна молодого кино, которое стремится порвать с традиционным кіном и штампами соцреализма («Тревожная молодость» О.Алова и В.Наумова, «Над Черемошем» Г.Крикуна, «Андриеш» Я.Базеляна и С.Параджанова). За это время Довженко сталкивается с проблемой съемок задуманного фильма "Прощавай, Америко!", производство которого прекратили без объяснений. В 1951-ом заблокированы съемки «Открытия Антарктиды», одиссеи русского моряка в южных морях. Довженко думает ставить другую картину, к которой готовился 5 лет, — «Поэма о море» (последним фильмом задуманной трилогии «Потомки запорожцев», «Повесть пламенных лет», «Поэма о море»). После отбрасывания «Открытия Антарктиды» Довженко едет в Украину, чтобы вникнуть в ход строительства Каховской ГЕС. Каждое лето до 1956 года он приезжал на строение, жил среди рабочих. Во время обдумывания сценария Довженко начинает понимать, что он должен зафиксировать ценный естественный и исторический ландшафт, ведь после сооружения дамбы будут залиты исторические места Запорожской Сечи и, в частности, Большой Луг. «Наше новое море — наше новое горе. Так народ говоре о море», — записывает Довженко в дневнике, - «[.] почти все против меня», смета фильма сознательно занижена чиновниками из министерства. Довженко хотел снимать фильм не только в Украине, но и с Киевской киностудией, но «добро» он не получил. Да и фильм не снял. После смерти режиссера его снимет Юлия Солнцева, жена и соратник.

Страницы: 1 2