«Аз букы вети»
Страница 5

В западных областях Белоруссии и в Литве известны рукописи на польском и белорусском языках, написанные арабскими буквами. Приведу два примера для любознательных.

Люди, указанные в расписке, мусульмане, их имена — мусульманские, фамилии же — славянские. Некоторые утверждают, что это писали литовские татары. Но тогда почему нет ни строчки по-татарски или по-арабски?

Ясно, что говорили и писали они только по-славянски, не зная ни арабского, ни тюркского. Это — не татары. Хотя они могли происходить от родителей-неславян. Однако самое удивительное, что мы имеем книги, написанные арабицей, как мусульманские, так и христианские. И даже языческие!

Если они и были татарами, то давно уже ославянились. Но арабица не мешала им писать по-славянски.

И о книжном деле на Руси. Согласно «Повести временных лет», появление книг на славянском языке относится к 898 году. Именно в это время Кирилл и Мефодий переводили священные книги на славянский язык. Правда, как гласит предание, Кирилл умер в 869-м, а Мефодий в 885 году. Стало быть, переводили посмертно.

Церковь уверяет нас, что святые братья были греками из города Солуни (Фессалоники); польский историк Стрыйковский уверяет, что Кирилл был славянином. А что сообщает нам сам Кирилл?

«Гласник друштва српске словесности» (год 8/1856) издал автобиографию святого Кирилла. Это так называемая «солунская легенда», которая гласит:

«Рожден был я в Каппадокии и учился в Дамаске. Однажды, находясь в церкви великой патриархии в Александрии, услыхал я голос, исходящий от алтаря: «Кирилл, Кирилл, иди в землю славянского народа, названного болгарами, потому что тебе Бог определил ввести их в Веру и дать им Закон».

Сильно сожалел я, ибо не знал, где находится болгарская земля. И отправился на Кипр и не смог узнать ничего о болгарской земле и хотел возвратиться, но убоялся стать как пророк Иона и отправился еще и на Крит. И там мне посоветовали отправиться в город Солунь.

И отправился я туда, и явился пред митрополитом Иоанном, и когда ему рассказал, тот весьма надо мной насмехался и сказал: «О, неразумный старче, болгары являются людоедами и тебя просто съедят». Пришел я на базар и слышу, как болгары говорят, и сердце мое устрашилось и был как в аду и во тьме.

Однажды на святой неделе вышел я из церкви и сел на камень в задумчивости и в скорби. И тогда увидел голубя, который ворковал и носил в клюве прутики смоковницы, связанные попарно. И бросил он их мне в подол, и когда я их пересчитал, насчитал их всего 32. И когда их положил я за пазуху, отнес их митрополиту. Тогда они скрылись в теле моем, и я перестал понимать греческий язык. Все солуньцы собрались там, удивляясь мне. Поэтому они меня и укрыли.

Услышали болгары обо мне, и великий князь Десимир Моравский и Радивой князь Преславский и все болгарские князья собрались около Солуни и воевали против Солуни три года, проливая много крови и говоря: «Выдайте нам человека, которого Бог нам послал». Из-за этого меня отправили к ним.

Болгары взяли меня с большой радостью и отвели меня в город Равен на реке Брегалница. Я им написал 32 буквы. Немного их поучил, и они многому научились. После чего, говорит Бог, они предадутся христианской православной вере».

«Проложное Житие Мефодия» сообщает весьма интересные сведения: «Кирилл уговорил брата своего идти с ним, потому что тот знал славянский язык». Кирилл же был специалистом по семитским языкам, хорошо знал Коран и, видимо, арабский язык, но не знал славянского.

Сохранились свидетельства того, что сочинения Константина с греческого на славянский переводил именно Мефодий. Помимо всех его достоинств во время миссии он «служил меньшому брату, как раб». Именно так говорится о нем в его «Житии». Получается, сам Кирилл не знал славянский язык и не отличался большой работоспособностью.

Страницы: 1 2 3 4 5 6