Сельское хозяйство и сельскохозяйственная техника Древней Руси
Страница 7

Посмотрим, что говорят по этому предмету наши письменные источники.

Начнем с древнейшей редакции "Правды Русской".

Обычно принято думать, что древнейшая недатированная часть так называемой краткой "Правды" не содержит в себе никаких данных об отношении отображенного там общества к земле. Если рассуждать формально, то это, конечно, так. Но если мы вдумаемся в то, что говорит эта древнейшая "Правда", если мы попытаемся конкретно представить себе, как жили те люди, о которых говорит "Правда", то мы едва ли сможем удовольствоваться обычно принимаемыми в нашей науке первыми внешними впечатлениями.

Несомненно, эта "Правда" говорит главным образом о "мужах", под которыми не трудно вскрыть дружинную рыцарскую среду в обычном понимании термина. Тут мы имеем рыцаря-мужа с его неразлучным спутником — боевым конем и оружием, с которым рыцарь тоже не расстается, наконец, с его одеянием. Что эти мужи существуют не со вчерашнего дня, видно из того, что в их среде успел вырасти и окрепнуть условный кодекс рыцарской чести, обычный в этой среде для всей Европы.

Но мы прекрасно знаем, что западноевропейское рыцарство своими корнями уходит в землю. Его кормят крестьяне, сидящие на его земле, оно входит в состав класса землевладельцев-феодалов, землей оно связано с деревней, с общиной, в каких бы отношениях оно к ней ни стояло.

И, конечно, у всякого исследователя древнерусской жизни естественно возникает вопрос о том, как живут "мужи" древней "Правды Русской". На этот вопрос наши исследователи отвечают по-разному, либо вследствие неясности предмета предпочитают никак на него не отвечать. Но мы должны согласиться с тем, что этот вопрос слишком важен, чтобы обходить его молчанием. Если состояние источников не позволяет нам ответить на вопрос точно, то мы не в праве игнорировать и неясные намеки источников. Они требуют комментария.

В древнейшей "Правде" в ст. 13 читаем: "Аще поймет кто чюжь конь, любо оружие, любо порт, а познает в своем миру, то взяти ему свое, а 3 гривне за обиду".

Поскольку здесь речь идет о тех же "мужах", интересы которых отображены в тексте этой "Правды", на что также указывает и перечень предметов (конь, оружие, порт), характерных именно для "мужей"-рыцарей, на нас лежит обязанность объяснить, в какой связи находятся "мужи" и "миры".

Тут есть стороны дела совершенно несомненные и вытекающие из них более или менее обоснованные предположения: 1) мир — это несомненно община; 2) община имеет определенные границы, которые учитываются законом при разыскивании пропавших вещей; это тоже совершенно ясно; 3) тот, кто ищет свою пропавшую вещь, т. е. по нашему предположению муж-рыцарь, связан со "своим миром". Это хотя и предположение, но его не трудно обосновать.

В чем именно выражается эта связь, мы из данного текста не видим, но что она есть, это очевидно, потому что мир по отношению к "мужу" называется в "Правде" его миром, т. е. тем миром, с которым он связан, в котором по всей видимости он и живет. Мне думается, что до некоторой степени помочь нам в разрешении загадки могут и другие статьи той же "Правды". Статья 17, хотя она, быть может, и не одновременного с первыми статьями происхождения, говорит о господине, владеющем "хоромами", в которых скрывается ударивший "свободного мужа" холоп. Этот господин достаточно силен, чтобы оказать сопротивление тем, кто разыскивает скрывающегося холопа. Перед нами встает вопрос о TOW, где стоят эти хоромы, где живет их господин. Можем ли мы игнорировать здесь наличие миров-общин? Думаю, что самая простая гипотеза, способная помочь в уяснении конкретного смысла" этих статей, заключается в том, что "господин" и "муж" — это два термина, которые обозначают одно и то же понятие, что все действие происходит на территории "мира", т. е. в общине, хотя, быть может, и не совсем в одно и то же время.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12