Сведения о древнейшем общественном строе восточных славян
Страница 6

"Правда" Ярославичей — специальный закон. Она по духу близка к Capitulare de villis Карла Великого. Ее назначение оберегать интересы княжеского имения, окруженного крестьянскими мирами-вервями, достаточно враждебно настроенными против своего далеко не мирного соседа-феодала. Недаром феодал укреплял свое жилище и защищал себя суровыми законами. Крестьянские миры призваны нести ответственность за своих членов, и вполне понятно, почему в княжой "Правде" подчеркивается главным образом только эта сторона верви.

"Пространная Правда" начала XII в. знакомит нас с общественными отношениями еще глубже и дает нам возможность еще лучше всмотреться в организацию и функции верви.

Вервь не должна ничего платить, если труп, обнаруженный в ее пределах, не опознан. "А по костех и по мертвеци не платить верви, аже имене не ведают, ни знают его". Разбойника вервь должна выдать вместе с женою и детьми на поток и разграбление. Этого раньше в "Правде" Ярославичей не было. Стало быть, на наших глазах усиливается ответственность отдельных семейств, идет отмежевание их от верви. Закон точно говорит в этой же статье: "за разбойника люди не платят". Члены верви должны отвечать не только за убийство: "Оже будет рассечена земля или на земли знамение, им же ловлено, или сеть, то по верви искати собе татя, а любо продажа платити". И здесь вервь обязана либо найти преступника, либо возместить убытки собственника земли, или испорченной вещи.

Наконец в "Пространной Правде" мы имеем очень интересный институт "дикой виры", который говорит нам о том, что вервь в XII в. уже перестает помогать всем своим членам в платеже штрафов, а помогает лишь тем, кто заранее о себе в этом смысле позаботился, т. е. тем, кто вложился предварительно в "дикую виру": "Аже кто не вложится в дикую виру, тому люди не помогают, но сами платят". Это говорит нам о том, что к XII в. члены верви перестали быть равными в своих правах, что среди них выделилась группа, надо думать, людей более зажиточных, которые могли платить все взносы, связанные с участием в "дикой вире". Перед нами итог разложения старой верви.

Совершенно с теми же функциями мы встречаемся и в польской общине ("Gegenote"). Она тоже отвечает за убийство, совершенное на ее территории. "Если убитый останется лежать в поле или на дороге, и не будет известно, кто его убил, тогда господин зовет к себе "Gegenote" — членов общины — и налагает на общину штраф за убитого ("Schuld")… Если же "Gegenote" (члены общины) укажут на какую-либо деревню, а деревня скажет, что она неповинна в убийстве, то она должна очистить себя поединком (ордалией), или же заплатить за убитого. Если же деревня укажет на определенную семью ("Geschlecht" в данном случае — не род, а семья), и семья станет отрицать вину, то эта последняя должна или очистить себя поединком (ордалией), или уплатить "Schuld".

Это — польская "Правда", записанная немцами для подвластного им польского населения в XIII в.

Здесь мы видим в сущности то же, что и в "Правде Русской", только тут с большей ясностью указывается на то обстоятельство, что община находится во власти феодала. Господин зовет к себе "Gegenote", он взыскивает "Schuld" и пр. В "Правде Русской" нет этой отчетливости, но тем не менее и здесь налицо укрепляющийся в своих позициях феодал со своими притязаниями, что отмечалось нами даже на материале древнейшей "Правды" (см. стр. 43). В "Правде" Ярославичей наличие феодала и феодальной вотчины совершенно очевидно. Рядом с разлагающейся общиной существует среда богатых собственников-землевладельцев, собственно говоря, уже феодалов, где с полной очевидностью господствует индивидуальное право собственности на пахотную землю, борти, места охоты (луга, невидимому, находятся в общем с крестьянами пользовании), орудия производства. Все это покупается, продается, передается по наследству. Наступление на общину, победа над ней и процесс внутреннего ее разложения видны также и в том, что из недр общины уже выделились отдельные неимущие элементы, вынужденные искать работы и защиты у феодала. Это — рядовичи, закупы, вдачи, изгои, о которых специально речь будет впереди. Сейчас нам важно отметить эти наиболее существенные стороны мира-верви для того, чтобы показать эволюцию домашней патриархальной общины, развитие которой протекает, так сказать, на наших глазах совершенно определенно она перерождается в сельскую общину, или марку "с индивидуальной обработкой и с первоначально периодическим, а затем окончательным переделом пахотной земли и лугов". Процесс этот начался раньше на юге, чем на севере. Север сохранил следы старых отношений значительно дольше. На юге патриархальная община исчезла раньше и в "Правде Русской" нашла себе лишь слабое отображение.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9