ВЕРНЫЙ РЫЦАРЬ
Страница 1

«Ну и народу собралось!» — думал Андрей, с трудом пробираясь сквозь шумную, пёструю

«Ну и народу собралось!» — думал Андрей, с трудом пробираясь сквозь шумную, пёструю толпу.

Подол — торжище Киева — под горой, у самого Днепра, раскинулся так широко, словно бы второй город. У немецких, польских купцов — свои кварталы. Новгородцы построили рубленные из толстых брёвен подворья, с маленькими окошечками и тяжёлыми воротами под пудовыми замками. Мало ли, какие люди шляются?

От скотного рынка доносился рёв животных и тяжкий запах навоза. Оружейный ряд звенел, ровно в колокола били, — покупатели проверяли добротность оружия и кольчуг. А из горшечного слышалось глухое постукивание горшков, мисок да кувшинов под придирчивыми пальцами киевских хозяек. У громадных глиняных корчаг с мёдом да заморским вином толпились мужчины, то же и на житном рынке — закупали пшеницу, горох и ячмень.

А уж там, где арабские купцы с красными бородами заманчиво разложили багдадскую зелёную коду и под цвет ей — бисер, а греческие прельщали разноцветными шелками, стоял такой женский крик, что Андрей не вдруг решился подойти, хоть как раз туда ему было надобно. Просила Анна тайно купить шёлку да бисеру для рукоделия, на подарок сестре-невесте…

Шесть лет пролетело с той поры, как дал Андрей клятву князю. Анне уже восемнадцать, ему самому — двадцать два, и мягкая русая бородка опушила красивое, мужественное лицо. Все его товарищи женаты, у многих ребятишки в теремах кричат, а он вот бобылём живёт. Как жениться, коли не знаешь, куда и сколь надолго уезжать суждено? Да и не пришлась пока ни одна девица по сердцу. Остались в памяти тёмные Предславины глаза…

Андрей тряхнул кудрями, отгоняя тяжкие думы, и решительно окунулся, в суету и гомон шёлковых рядов.

— Что ты так долго-то? — услышал он громкий, нетерпеливый оклик, подходя к княжему

— Что ты так долго-то? — услышал он громкий, нетерпеливый оклик, подходя к княжему двору. — Жду, жду! Купил?

Со всхода навстречу ему бежала девушка. Кто узнал бы прежнюю озорную, с чернильными пальцами девчонку в этой высокой, стройной, синеглазой красавице с золотисто-рыжими косами, уложенными венцом на гордой голове?

— Купил, купил всё, как наказывала. Вот, возьми… Анна схватила свёрток и, опасливо оглянувшись, потащила Андрея в закуток за толстым деревянным столбом.

— Не ровён час, увидит кто — и пойдут болтать. А какой же будет подарок, коли всем ведомо? Разом до сестрицы дойдёт! — быстро говорила она, развёртывая покупку.

— Ну, как? — улыбнулся Андрей.

— Отменно выбрал! — похвалила Анна. — Ты, Андрей, не хуже меня эти дела понимаешь. Вот хорошо-то твоей жене будет! Скажи-ка мне, когда женим-то тебя?

Андрей молчал. Анна неожиданно бросила шёлк и кульки с бисером прямо на дубовый пол всхода и, подойдя к Андрею вплотную, пытливо заглянула ему в глаза.

— Слышь-ка, давно спросить тебя хочу… болтали девки тогда, ещё до печенежской сечи, что ходил ты к какой-то. Что же сталось с ней?

— Не знаю… — слегка отвернувшись, тихо ответил Андрей.

— Как это — не знаешь? Бросил ты её, что ли?

— Господь с тобой, Ярославна! Не бросил — потерял…

— Потерял? Ну, расскажи мне всё, сейчас же расскажи! Друг я тебе иль нет?

Андрей медленно повёртывал на пальце перстень с Перуном-камнем.

— Тяжело вспоминать про это. Сидел я раз у батюшки твоего, про дела говорили. А тут вестник. И оказалось — печенеги снова напали. — Князь как чуял, когда говорил, что вернутся они к Киеву. Ну, потом началось… помнишь ли ту сечу?

— Как не помнить! Страх-то какой был, господи! Всё кругом Киева горело, народ из округи в городе спасался, эти злодеи тысячами под валами кружили, а уж стрел-то, стрел летело — тучи… Нас-то попрятали, только из оконца глядела я, как наше войско из города вышло… Батюшка впереди ехал, в кольчуге железной, а шлем у него так и горел на солнце. — Анна вздохнула и замолкла, вспоминая.

— Да. Посредине князь поставил варягов-наёмников, справа — киевляне стояли, слева — новгородцы. Всем миром за Русь поднялись. Ох, и злая была сеча… Сколько людей полегло, и не счесть. Весь день бились, до самого заката. А с закатом не стерпели печенеги — побежали.

Страницы: 1 2