Константин Великий и Теодорих
Страница 2

Из родства Амедея (Констанция Хлора) и Анны вытекает и родство Константина Великого и Василия II.

Гипотеза

: Константин Великий[34] (рис. 23-1) и Василий II являются братьями (двоюродными или троюродными).

Помощь Савойской династии

Сначала дела у императора Василия II складывались очень неудачно: потеряв отца в юном возрасте, он долго оставался в стороне от власти. От его имени управляли империей опекуны, потом начались бунты; в определенные моменты даже казалось, что трон потерян безвозвратно…

Версия XIV века рассказывает, что в решающий момент Василию — Иоанну помог родственник — Амедей Савойский. Сначала он воевал против врагов Василия — Иоанна, а потом дал ему хороший совет: обратиться за помощью к “папе Урбану”.

В версии X века Василий — Иоанн послал за помощью к “Урану в Вавилон”. Где находился этот “Вавилон”? Специалисты утверждают, что в то время “настоящий Вавилон” был давно разрушен, и что жил этот “Уран” в Багдаде. Но на имя “Вавилон” есть еще претенденты: Каир, Рим, Авиньон и, может быть, еще и другие города.

В XIV веке Василий — Иоанн отправился к Урбану — “Урану” в Рим — “Вавилон”. Там папа якобы встретил его на ступенях храма Св. Петра. Василий — Иоанн поклонился и поцеловал папе ногу. Потом отказался от православия и принял западную веру. Папа обещал помочь и сдержал свое слово — Василий — Иоанн вернул себе трон в Царьграде.

Гипотеза

: в возвращении трона Василию — Иоанну участвовал и его брат Константин Великий, сын Констанция Хлора — Амедея Савойского.

Папа Урбан — “Уран”

Что представлял собой Рим в эпоху Константина Великого с точки зрения христианства?

В Риме 312 года, в начале своего правления Западной Империей, Константин вынужден был лавировать среди сил, крайне различных по природе и возможностям. С одной стороны, реальное присутствие в городе языческого Сената заставляло совершать примирительные жесты. С другой — не менее реальной была необходимость упрочить отношения с христианским Богом, с новой верой и взять “свою Церковь” под защиту (КРАУ с. 8).

Собор Рима, Сан Джованни ин Латерано, основанный в 312 году Константином, на первый взгляд расположен очень странно — у городской стены, в районе, удаленном от центральных кварталов города. Многолюдной христианской общине Рима собираться там было крайне неудобно. Но другой возможности практически не было: ставя Латеранскую церковь подальше, император стремился избежать трений с влиятельной языческой оппозицией во главе с сенатом и городской знатью. Эта оппозиция заставляла держаться на безопасном расстоянии от городского центра, насыщенного языческими святилищами, находившимися под ее защитой. По той же причине церковь находилась на земле, являющейся частной собственностью императора (КРАУ с. 6).

Иными словами, Константин строил христианские церкви в Риме на своих личных участках, как бы для себя, подчеркивая, что христианство — его личное дело, не затрагивающее господствующую религию Рима — язычество. Церковь, соответственно, была под его могучей, но все же личной, а не государственной защитой. Краутхаймер[35] отмечает, что те же основания заставили Константина разместить базилику св. Петра и другие церкви за стенами города, то есть вне юрисдикции сената, и на земельных участках, принадлежавших лично императору и его семье (КРАУ с. 6). Он пишет:

“… размещение и юридический статус церквей, построенных Константином в Риме, продиктованы стремлением удалить их в сферу частной жизни. Язычники должны были делать (и делали) вид, что этих церквей нет. Языческие биографы Константина не упомянули ни одной из них — ни Аврелий Виктор, тщательно перечисляющий его общественные постройки, ни Валезианский Аноним, ни Евтропий.” (КРАУ с. 43)

“И после смерти Константина (337 г.) Рим, все еще придерживающийся старых обычаев, причислил его к богам.” (КРАУ с. 43)

Для этого у них были более чем веские основания:

“Третий декрет Константина от 17 декабря 320 г. был в поддержку традиционных языческих ритуалов и обычаев римлян.” (КРАУ с. 42).

Оказывается, что Константин Великий поддерживал не только христианство, но и язычество. Но тогда возникает интересная проблема, связанная с «даром Константина». Есть сведения о том, что Константин подарил римскому папе город Рим. Какому папе был сделан подарок: митраистскому (языческому) или христианскому?

Таким образом, возникают две возможности:

1. Если папа Урбан — “Уран” был митраистским папой, он мог помочь Иоанну — Василию через Константина Великого, бывшего в своей молодости под влиянием культа Митры.

Страницы: 1 2 3 4