Ярослав и его братья
Страница 1

Начнем повествование со Святополка Владимировича, по прозвищу Окаянный. Его имя пишется на монетах как «Стоплуг», «Святоплук», «Святоплуг». Но официально принято писать Святополк. Годы княжения 1015–1019.

Официальная версия истории Святополка Окаянного и Ярослава Мудрого из книги А. Нечволодова:

«После кончины отца Святополк как старший сел на его место в Киеве и сейчас же стал раздавать жителям подарки — богатые одежды и деньги; он чувствовал, что сердце киевлян не лежало к нему, и старался их задобрить. Действительно, киевляне не могли забыть Святополку его приверженности к католичеству и восстание против отца. Общим любимцем киевлян, так же как и покойного князя Владимира, был прекрасный своей внешностью и истинно христианской душой князь Борис, едва вышедший из юношеского возраста. Рис. 56. Святополк. Рисунок из книги «Иллюстрированная хронология истории Российского

Рис. 56. Святополк. Рисунок из книги «Иллюстрированная хронология истории Российского государства в портретах» (1909).

Вызванный из Ростова, своего удела, состарившимся и больным отцом, он, как мы знаем, был им направлен против печенегов и, возвращаясь после напрасной погони, остановился для отдыха на берегу реки Альты. Здесь узнал он о смерти блаженного родителя. Известие это поразило его тяжкой скорбью. Бывшая с ним отцовская дружина, узнав о кончине великого князя, обратилась к Борису со следующим словом: «Здесь с тобою дружина отца твоего и войско; иди в Киев и садись на отчий стол, так как все тебя желают». На это Борис ответил своей дружине: «Не могу я поднять руки на старшего брата. Пусть будет он мне вместо отца». И распустил дружину вместе с войском по домам и остался один со своими слугами.

Святополк же, заверив Бориса в любви и уважении, тайно позвал вышгородских бояр Тальца, Еловита, Лешька и какого-то Путшу, спросил их: привержены ли они ему всем сердцем? Путша с вышгородцами отвечали: «Можем головы свои сложить за тебя». Тогда он сказал им: «Не говоря никому ни слова, ступайте и убейте брата моего Бориса».

Путша с товарищами пришли ночью на Альту и, подошедши к шатру Борисову, услыхали, что князь слушает заутреню. Это было в субботу вечером, 24 июля 1015 года. Несмотря на осторожность, Святополк не мог утаить своих замыслов, и Борис знал, что его собираются погубить. Он велел священнику петь заутреню, сам читал шестопсалмие и канон. По окончании заутрени он стал еще пред иконой и молился: «Господи! Ты пострадал за грехи наши: удостой и меня пострадать за Тебя. Умираю не от врагов, а от брата; не поставь ему того в грех». Затем, причастившись Святых Тайн и простясь со всеми, Борис спокойно лег в постель.

Убийцы дождались, пока князь, помолившись, лег; бросились на шатер и начали тыкать в него копьями, которыми и пронзили Бориса. Вместе с князем они пронзили и его верного слугу, родом венгра, по имени Георгий: этот доблестный юноша хотел прикрыть своим телом любимого господина и принял смерть вместе с ним.

Борис, который, со своей стороны, тоже очень любил своего слугу, подарил ему большую золотую гривну; так как убийцы не могли быстро снять ее с шеи, то они тут же отрубили голову Георгию и ограбили его тело, а затем убили и много других отроков. Бориса же, еще дышавшего, завернули в полотно шатра, положили на воз и повезли, дав знать Святополку об успехе задуманного. Святополк же, узнав, что брат еще дышит, послал двух варягов прикончить его. Затем тело принесли тайно в Вышгород и положили в церкви Святого Василия.

За этим братоубийством последовало и другое: меньшой брат Бориса, Глеб, сидел в Муроме. «Бориса я убил, как бы убить мне и Глеба», — сказал Святополк, по рассказу летописца; но Глеб был далеко, и потому Святополк послал сказать ему: «Приезжай поскорее сюда, отец твой зовет тебя; он очень болен». Глеб немедленно сел на коня и пошел с малой дружиной.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18