Ярослав и его братья
Страница 17

Своеобразный и весьма колоритный «отчет» одного из участников поездки в Киев сохранился в качестве глоссы на полях «Псалтири Одальрика», одного из клириков Реймсского собора (отсюда ее обычное название — «Реймсская глосса»), Полного перевода этого замечательного источника на русский язык, насколько мне известно, нет, поэтому привожу его здесь целиком:

«В лето по воплощении Слова (то есть от Рождества Христова) 1049-е, когда Генрих, король французский, послал в Рабастию шалонского епископа Роже (Шалон-на-Марне в Шампани) за дочерью короля той страны, по имени Анна, на которой он должен был жениться, настоятель Одальрик просил того епископа, не соизволит ли тот узнать, в тех ли краях находится Херсонес, в котором, как пишут, покоится святой Климент, и до сих пор ли отступает море в день его рождения и к мощам можно ли пройти пешком? Епископ исполнил это. От короля той страны Оресклава он узнал, что Папа Юлий прибыл некогда в ту область, где покоился святой Климент, для борьбы с ересью, которая процветала в тех краях. Когда, сделав дело, Папа из тех краев отправился было назад, явился ему ангел Господень и сказал: «Не уходи, ибо от Господа поведено тебе вернуться и перенести тело святого Климента, которое до сих пор лежит в море». Юлий отвечал ему: «Как я сделаю это, если море отступает только вдень его рождения?» Ангел сказал ему: «Знаком того, что Господь приказал тебе вернуться, и будет отступившее перед тобой море». Папа отправился туда и перенес тело святого Климента, положил его на берег и построил там церковь; затем, взяв от тела часть мощей, увез с собой в Рим. И случилось так, что в тот же день, в какой римский народ встречал с высочайшими почестями принесенные им мощи, могила, оставленная в море, поднялась вместе с дном над водами и сделался остров, на котором жители той земли построили церковь и монастырь. С тех пор к той церкви плавают на кораблях. Названный король Георгий Скав рассказывал также шалонскому епископу, что в свое время он побывал там и привез оттуда с собой главы святых Климента и Фива, ученика его, и положил их в городе Киеве (Chion — видимо, неправильно прочтенное Chiou оригинала), где они чтимы и поклоняемы. И даже показывал эти главы упомянутому епископу».

Ясно, что значение этого текста выходит далеко за рамки узкой темы брака Генриха и Анны. Из Ипатьевской летописи мы знаем, что, действительно, была глава святого Климента (используя эту святыню, рукополагали в 1147 году киевского митрополита Климента Смолятича). Но есть в рассказе Роже Шалонского и вещи удивительные.

Автор приписывает именно Ярославу перенесение мощей святых Климента и Фива в Киев, тогда как в русской истории считается, что они были перенесены отцом Ярослава Владимиром Святым после его крещения. Смущает другое: выясняется, что киевский князь был незнаком с известным рассказом «Жития святого Константина-Кирилла», одного из славянских первоучителей, о том, что мощи святого Климента Римского были обретены в Херсонесе около 860 года именно святым Константином, а вместо того излагает французскому послу совершенно апокрифическую историю о Папе Юлии (337–352)! С мыслью, что в Киеве в середине XI века было не известно «Житие святого Константина-Кирилла», созданное в IX веке и принадлежащее к основным памятникам церковно-славянской литературы, примириться очень трудно, но как иначе объяснить рассказ епископа Роже? Следует отметить, что убеждение в существовании какой-то связи между почитаемым римским святым Климентом и Русью было довольно широко распространено в средневековой Западной Европе. Так, автор «Саксонской всемирной хроники», говоря о ссылке святого Климента, а затем и другого Папы — Мартина I (649–653) в Херсонес, регулярно заменяет «Херсонес» на «Русь».

Как видим, состав посольства Генриха, отправляемого на Русь, по Кларию и по «Реймсской глоссе» не совпадает. Думается, однако, что делать на этом основании вывод о двух посольствах было бы поспешно. Автора «Реймсской глоссы» интересовали, собственно, только мощи святого Климента, поэтому из всего посольства он мог упомянуть лишь человека, принесшего в Реймс сведения о них, — епископа соседнего Шалона. Кларий же вовсе не перечисляет всех членов посольства, что видно и из его замечания о «других», оставшихся неназванными. Таким образом, в обоих источниках речь идет, вполне возможно, об одном и том же посольстве. Другой вопрос — насколько можно положиться на дату посольства, сообщаемую Глоссой, — 1049 год? Она хорошо согласуется с данными из «Жития святого Литберта» (Литберт — епископ Камбрэ, что на севере Франции), источника вполне достоверного, о том, что бракосочетание Генриха I и Анны в Реймсе и рукоположение там же епископа Литберта происходили одновременно, то есть в 1051 году (вероятно, на Пасху или на Троицу, то есть 31 марта или 19 мая). «Французским королевством правил тогда Генрих, муж сильный в битвах и достойный королевства, которым владел. До тех пор он еще не был женат (?), и французская знать готовила ему в жены дочь короля Руси», пишет автор «Жития» монах из Камбрэ Рудольф, близко знавший Литберта. Вместе с тем есть также источники, сведения из которых противоречат этой дате. Нельзя не учитывать, что грамота лаонского епископа Элинана (Гаоп — город и епископство на севере Франции, к северо-западу от Реймса) от 3 декабря 1059 года была подписана самим Генрихом I и датирована 29-м годом правления Генриха и 10-м годом жизни престолонаследника Филиппа. Отсюда следует, что Филипп должен был родиться до 3 декабря 1050 года, а брак его матери — состояться не позднее февраля того же года, то есть наверняка в предыдущем, 1049 году. Но тогда французское посольство не могло отправиться на Русь позднее 1048 года. Согласовать эти противоречивые показания источников историкам пока не удалось, и вопрос этот (хотя и частный) остается открытым.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18