Предварительные замечания
Страница 3

Владимир очертил границы своего государства — "и бе живя с князи окольными миром: с Болеславом Лядьским и Стефаном Угреким и с Андрихом Чешским".

Те же мысли мы можем найти и в книге А. Е. Преснякова "Княжое право". Там он говорит, что Киевское государство создавалось в период до Ярослава: "Иначе было во времена до Ярослава, когда все восточное славянство подчинялось нераздельной, хотя и внешней власти Киевского князя и Киев можно было рассматривать как центр создававшегося государства".

М. С. Грушевский не только не сомневается в наличии Киевского государства, но и дает его историю. Он посвящает ей несколько глав: образование Киевского государства, его организация, история от Олега до Святослава, государство при Игоре, Олеге и Святославе, окончание образования государства при Владимире и распад государства в XI–XII вв. Я не касаюсь здесь его концепции, а отмечаю только факт признания им целого большого периода в нашей истории, которую Грушевский искусственно пытается приспособить к истории одной только Украины.

A. А. Шахматов представляет Киевское государство как уже не первый этап в истории государственности у восточных славян. До образования Киевского государства, объединившего бассейн "великого водного пути из варяг в греки", по мнению Шахматова уже было два государственных центра с Киевом и Новгородом во главе и, кроме того, другие "скандинавские государства", возникшие в восточноевропейской равнине.

"Уже в течение X века, пишет Шахматов, завершается процесс объединения восточнославянских земель вокруг Киева, получающего в силу своего положения возможность стать не только политическим, но и культурным центром для всего Поднепровья и прилегающих к Поднепровью земель". "Это показывает, что раздробленное в прошлом восточное славянство" слилось в одну семью, связанную политическими и культурными узами". Эту семью Шахматов тут же называет "государственной организацией".

B. А. Пархоменко одним заголовком своей книги "У истоков русской государственности" (1924 г.) говорит о своем понимании Киевской Руси. Содержание книги в этом отношении дает гораздо больше. Сам автор в предисловии так излагает свою задачу: "Данная работа представляет собою попытку рассмотреть вопрос о начале государственности у восточных славян с сосредоточением внимания на факторах, действовавших на образование нашей государственности раньше норманизма и помимо него". Подходы автора к решению задачи мне кажутся заслуживающими признания потому, что он представляет себе Киевское государство не выходящим в готовом виде из пены морской, а рождающимся в результате длительного процесса, изучать который нужно с того момента, когда какие бы то ни было намеки источников (письменных и неписьменных) позволяют о нем говорить. Автору действительно удается разыскать такие источники, и свою задачу проследить древнейшие судьбы восточного славянства до "призвания варягов" он в значительной мере выполнил.

Итак, из приведенных примеров мы можем убедиться, что, несмотря на разнообразие мнений по вопросу о Киевском государстве и его происхождении, все упомянутые мной наиболее видные историки второй половины XIX и начала XX в. признавали Киевский период нашей истории государственным (С. М. Соловьев с указанными выше оговорками).

Особое место в историографии этого вопроса занимает M. H. Покровский. "Говорить о едином "русском государстве", — пишет Покровский, — в Киевскую эпоху можно только по явному недоразумению". Дальше оказывается, что автор не только отрицает существование единого русского государства, — он не признает в этот период наличия государства вообще. Трактуя о киевских смердах и опровергая точку зрения на смердов как на "государственных крестьян", он прямо заявляет: "там, где не было государства, трудно найти "государственное имущество живое или мертвое". "Никакой почвы для "единого" государства — и вообще государства в современном нам смысле слова — здесь не было". И это суждение не случайно. В другом своем труде Покровский высказывается по этому предмету еще яснее. Он считает, что "общественные классы появляются… в истории (России. — Б. Г.) довольно поздно". Он относит это появление к "XVI примерно столетию". "А была ли какая-нибудь государственная власть и раньше?" — спрашивает M. H. Покровский, и на этот вопрос он сам и отвечает: "нет не было, потому что те, сначала племенные, потом военно-торговые, позже феодально-земледельческие ассоциации, какие мы встречаем в России до образования Московского государства Ивана IV, весьма мало были похожи на то, что мы называем "государством".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8