Несколько замечаний о Древнерусском вече
Страница 1

В этой книге, посвященной Киевскому государству, о вече говорить совсем не обязательно по той простой причине, что в Киевском государстве вече, строго говоря, не функционировало: расцвет вечевой деятельности падает уже на время феодальной раздробленности.

Оправданием этой главы служит лишь тот факт, что в нашей литературе по вопросу о вече далеко не всегда различаются два периода в истории нашей страны: период Киевского государства, когда вече молчит, и период феодальной раздробленности, когда оно говорит и даже достаточно громко. Для того, чтобы отметить эти два периода, показать их соотношение как двух периодов, обусловливающих друг друга, но тем не менее существенно различных, несколько замечаний о древнерусском вече, мне кажется, будут не лишними. Но замечания эти играют лишь служебную роль по отношению к главам, посвященным политическому строю Киевского государства.

О древнерусском вече писали очень много. Можно сказать, что ни один историк древней Руси не обходил молчанием этот институт.

В нашей литературе имеется и ряд специальных работ, посвященных этому предмету.

Однако нельзя сказать, что этот вопрос решен окончательно. В самом объемистом и полном исследовании по этому специальному предмету В. И. Сергеевича, которое по праву занимает в нашей исторической литературе первое место, как раз и выявлено было много сторон дела, требующих новых дополнительных разысканий.

В настоящей главе я не ставлю перед собой задачи пересмотра вопроса в целом, а хочу лишь остановиться на вопросе о периодизации в истории этого института, поскольку это важно для определения характера Киевского государства.

В. И. Сергеевич полагает, что вече существовало на протяжении всей нашей древнейшей истории до татар. Ссылаясь на известный текст Лаврентьевской летописи под 1176 г. ("Новгородци бо изначала и смольняне, и кыяне, и полочане, и вся власти якоже на думу на веча сходятся…") и на другие места летописей, он делает решительное заключение: "Итак, по мнению начального летописца и позднейшего, жившего в конце XII века, вече было всегда". И дальше, пытаясь доказать этот в сущности уже принятый им тезис фактами, он продолжает: "Но мы можем привести и официальные документы X века, свидетельствующие об участии народа в общественных делах того времени. Это договоры Олега и Игоря с греками. Первый договор заключен был не только от имени князей, но "и ото всех иже суть под рукою его сущих Руси" (911 г.). Для заключения второго договора послы были отправлены "и от всех людий Русския земли". Выше он выражается по этому предмету не менее решительно: "Вече как явление обычного права существует с незапамятных времен" и приводит в доказательство как слова Лаврентьевской летописи об "изначальности" этого обычая, так и факты о полянах, сдумавших дать хазарам от дыма меч, о поведении древлян в переговорах с кн. Ольгой, об осаде Белгорода печенегами и др.

Так, вече в изображении В. И. Сергеевича существует в древней Руси беспрерывно. Лишь татарское завоевание, по мнению В. И. Сергеевича, очень решительно разрывает историю веча. "Событием первостепенной важности, — пишет В. И. Сергеевич, — проложившим путь к новому порядку вещей, является татарское завоевание… Нашествие татар впервые познакомило русские княжения с властью с которой нельзя входить в соглашение, которой надо подчиняться безусловно. Почва для развития вечевой деятельности была сразу уничтожена".

Вопрос слишком серьезный, чтобы над ним не задуматься еще и еще раз.

В работах более поздних, писанных после выхода в свет книги В. И. Сергеевича "Вече и князь", имеются образцы иного подхода к теме. Так, Владимирский-Буданов в своем "Обзоре истории русского права" разбивает историю веча на несколько эпох. Это видно из заголовков соответствующего отдела его книги: "Происхождение и первая эпоха в истории развития народных собраний", "Вторая эпоха в развитии народных собраний", "Третья эпоха вечевых собраний". Первая эпоха — VI–IX вв., характеризуется тем, что здесь живут "племенные сходки", вторая- IX–X вв., "переход от племенного собрания к городскому", когда "для решения дел сходятся в старший город лучшие люди всей земли и обсуждают земские вопросы в присутствии граждан этого города" и третий период — XI–XIII вв., "есть эпоха полного выделения этой формы власти в самостоятельную и полного развития ее прав. Она совпадает со временем окончательного установления власти старших городов".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11