Несколько замечаний о Древнерусском вече
Страница 2

Близко примыкает к Владимирскому-Буданову и Довнар-Запольский в своей специальной статье "Вече": "Древнерусское вече не зародилось на глазах истории: начало его лежит в древнейших обычаях славян". Дальше автор приводит ссылку на Про-копия, вспоминает древлян, договоры с греками и "изначальность вечевого строя" по цитате из Лаврентьевской летописи, т. е. идет здесь за Сергеевичем. Но в дальнейшем он расходится с последним и пользуется схемой Владимирского-Буданова, внося, однако, в нее немаловажные поправки и дополнения. По его мнению, "за исключением Новгорода и Киева, т. е. полян и новгородских славян, в среде остальных племен русские князья держались военной силой. Когда князь господствовал с помощью наемного войска, притом большей частью иноземного, то голос веча не мог сказываться. Однако вечевая жизнь не была совершенно подавляема военной силой. Вече продолжало ведать дела, касающиеся племени или отдельных городов, так как князья совершенно не вмешивались в управление, довольствуясь одною данью… С развитием княжений, вече теряет свой племенной характер, потому что княжества не всегда совпадали с древними границами племени. В эту эпоху, т. е. с конца XI в., начинается быстрое развитие вечевых отношений".

Причины падения вечевых собраний для Московской Руси и для Литовской не одинаковы. Для восточной Руси "одной из серьезнейших причин" было татарское завоевание, второй причиной автор считает особый характер Московской Руси. "Вече, — пишет он, — создание городовой Руси, создание подвижного торгового населения. В северо-восточной Руси условия жизни были совершенно иные: это земледельческая Русь, противоположность торговой Днепровской и Волховской. Сельскому человеку трудно было откликаться на все явления политической жизни…". В Западной Руси "вече работает более спокойно и, за немногими исключениями, мирно уживается с наследственной княжеской властью". После включения этой Западной Руси в состав Литовского государства "вече некоторое время продолжало свое существование… хотя, конечно, лишенное своего политического значения. Потеря политической самостоятельности превратила здесь вече из органа политического в местную самоуправляющуюся единицу", и в конечном счете вече превращается в "сейм".

Как мы видим, история веча у Довнар-Запольского, как впрочем и у других авторов, связана с представлением обо всем процессе развития древней Руси: городская торговая Русь в бассейне Днепра и Волхова, противополагается Довнар-Запольским Руси деревенской, земледельческой северо-восточной: племенной строй, по его мнению, существует во время Киевского государства и распадается лишь во время уделов, иноземная военная сила князей, за непонятным с этой точки зрения исключением Киева и Новгорода, препятствует развитию вечевого строя, князья самым явным образом "не вмешиваются в управление" и пp. Однако попытка рассматривать вече в его развитии и желание внести периодизацию в жизнь этого института у автора, несомненно, имеется.

У M. H. Покровского, с одной стороны, мы видим признание, что вече имеет свою историю. "Было бы очень неосторожно, пишет он, думать, что вече на всем протяжении своей истории всегда было одним и тем же". Но он же и отказывается изучать эту историю: "Мы не будем пока касаться вопроса о происхождении вечевого строя, ни эволюции последнего…", говорит он, а в другом месте объясняет, почему он это делает: "Мы отделяем древнейшее племенное вече… от позднейшего городского", но "связывать эти два явления как последовательные звенья одной цепи развития" он не видит оснований: "Киевское городское вече возникает, можно сказать, на наших глазах в совершенно определенной социально-экономической обстановке: нет ни малейшего смысла искать ему определенных предков".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11