Догма и ереси
Страница 14

“Деяние”, или “праксис”, что означает отречение от мира и “жизнь в пустыне”;

“Теориа”, представляющая собой полное безмолвие и молитву.

Человек, достигший единения с Богом, мог наблюдать Божественный свет, который когда-то видели ученики Христа на горе Фавор (Табор). Окончанием божественного созерцания был “экстаз”, т. е. состояние глубокой внутренней радости и удивления.

Восход исихазма

История православия рисует “возрождение” исихазма как своего рода реакцию на духовный упадок, охвативший общество и Церковь в XIV в. В этот критический момент самые выдающиеся духовники Церкви собрались вокруг тех монастырей, где берегли чистоту Православной веры. Проповедуя, применяя и отстаивая идеи исихазма, они укрепили монашество и вызвали его значительный расцвет. Постепенно исихастское движение стало играть центральную роль в истории Византийской и Болгарской церкви в XIV в. Параллельно с этим оно, оказывается (по мнению Д. Оболенского),

“ косвенным образом связано с историей богомильства.” (ОБОД с. 175)

Обвинения в масалианстве

То ли из-за духовного упадка, то ли из-за самого исихазма, в XIV в. проснулись некоторые старые ереси, как масалианство и богомильство. Еще в XI в. критики богомильства связывали его с масалианством; и теперь обвинения богомилов в масалианстве продолжались, но к ним добавилось то же самое обвинение в адрес исихастов.

Откуда исходили эти обвинения?

Учение исихастов вызвало яростную реакцию со стороны некоторых церковных кругов в Византии и привело к острым спорам. По мнению современного “учебника истории”, оппоненты исихазма на самом деле критиковали созерцательную позицию православного монашества. Вожаками этой оппозиции были калабрийский монах Варлаам и историк Никифор Григора; они якобы искали способ изобличить исихастов, обвиняя их в масалианстве, которое “тогда считалось идентичным с богомильством” (ОБОД с. 176).

По этому поводу Д. Оболенский писал:

“ Абсурдность этого обвинения очевидна… но оно интересно тем, что иллюстрирует страх, который внушали в XIV в. богомилы и масалиане.” (ОБОД с. 176)

К анализу близости богомильства и исихазма и выводам, к которым эта близость приводит в контексте Хронологической Диаграммы и Хронологической Гипотезы, мы вернемся в следующей главе. Пока добавим еще немного о противоборстве исихастов и их противников.

Антиисихасты

По данным современного “учебника истории”, в первой половине XIV в., до начала исихастских споров, масалианская и богомильская ереси проникли на Святую гору на Афоне. Путь их проникновения и дальнейшего распространения практически совпадает с путем проникновения христианства на Балканы: ересь проникла на Святую гору из Солуни; в Солунь же богомильство пришло якобы из “его крепости в Македонии”, а его распространение облегчалось естественной дорогой по реке Вардар (ОБОД с. 176).

Один из крупных скандалов в Константинопольской церкви того времени связан с патриархом Калистом. У него был близкий друг, афонский монах по имени Нифон, которого два раза обвиняли в масалианстве. Заявляя, что патриарх покровительствует Нифону, антиисихастская партия воспользовалась случаем, чтобы начать яростную кампанию против Калиста, обвиняя его в масалианстве.

Современные историки христианства считают, что

“… Обвинения…. основывались на предвзятом смешении исихазма и масалианства… Учение св. Григория Паламы было признано Православием на Соборе в Константинополе в 1351 г.” (ОБОД с. 177)

Признавали ли этот собор законным противники исихазма?

Рис. 24-1. Барельеф с изображением Митры.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14