ЧЕХИЯ И ПОЛЬША ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 80-90-х годов X в.
Книги / Западные славяне и Киевская Русь в X-XI вв. / ЧЕХИЯ И ПОЛЬША ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 80-90-х годов X в.
Страница 15

При таких условиях окончательное решение вопроса о Моравии оказывается в прямой зависимости от решения вопроса о Кракове. Чешское владычество в Малой Польше было бы совершенно немыслимо без предварительного подчинения Моравии власти чешского князя.

К счастью, при решении вопроса о Кракове исследователь, наконец-то, может опираться на твердую почву источников. О том, что во второй половине X в. Краков входил в состав Древнечешского государства, самым недвусмысленным образом свидетельствует Ибрагим ибн Якуб. Он говорит: “Что касается страны Болеслава, то ее длина от города Фрага до города Кракова (требует) трехнедельного путешествия. Граничат с нею в длину области турок (венгров)”111.

Попытку С. Закшевского отыскать где-то на восточных границах Моравии или Словакии упоминаемый у Ибрагима Краков "2 следует считать совершенно неудавшейся. В настоящее время ни у кого из исследователей уже нет сомнения в том, что Краков Ибрагима — это всем хорошо известный польский Краков пз.

Итак, в 966 г. Краков, бесспорно, находился под властью чешского князя. Возникает следующий вопрос, как долго во второй половине X в. он мог находиться в чешских руках? И на этот вопрос можно найти ответ в сохранившихся источниках. Речь идет об известном документе, носящем условное название документа “Dago-me iudex”. Он сохранился не в полном виде, а лишь в форме регеста в собрании канонов кардинала Деусде-дита от 1087 г. В исторической литературе установилось уже мнение, что документ этот относится к 990—992 гг., т. е. приходится на последние годы правления Мешко I, и описывает тогдашние границы Польского государства114. Один из последних исследователей его, П. Богданович, исходя из посылки, что в составлении документа “Dagome iudex” активное участие принимала императрица Теофано, предложил несколько более раннюю дату его возникновения — 989—990 гг.115 Такая поправка не меняет, однако, существа дела.

Согласно точному смыслу документа “Dagome iudex” Краков находился вне границ Польского государства и в последние годы правления Мешко I Пб. С тем, что Краков оказывается вне пределов, описанных в этом источнике в настоящее время соглашается большинство исследователей '".

Можно было бы, конечно, высказать на основании некоторых косвенных показаний русских источников, предположение, что Краков, оставался в чешских руках и в первые годы правления преемника Мешко I Болеслава Храброго. Подразумеваемая как будто летописным сообщением 996 г. общая польско-чешско-русская граница П8 возможна только при условии сохранения Кракова в составе Древнечешского государства. Вот соответствующее известие “Повести временных лет”: “ . и бе жива (Володимер>—В. К.) с князи околними миром, с Болеславом Лядьскым, и с Стефаном Утрьшым, и с Ан-дри:сом Чешьскым, и бе мир межю ими и любы”119. Однако отмеченная в главе третьей этой работы сложность формирования этой записи не позволяет категорически наслаивать именно на таком толковании ее.

Не будь этих осложнений с летописной статьей 996 г., потерю Чехией Кракова можно было бы уверенно датировать 999 г., в. полном согласии с Козьмой Пражским. Дату Козьмы Пражского, впрочем, принимает все же целый ряд историков 12°. В данной связи, однако, не столь важно, когда точно перешел в руки польского князя Краков, важно, что перешел он после 992 г.

Но решение вопроса о Кракове, ,как уже говорилось, неразрывно связано с вопросом о государственной принадлежности Моравии. Она, бесспорно, входила в состав Древнечешского государства до конца X в.121

Что касается силезской проблемы, го она решается относительно проще других. В литературе давно уже установилось мнение, что обострение польско-чешских отношений во второй половине 80-х годов X в., переросшее в открытый военный конфликт, было непосредственно связано с борьбой за Силезию122. О подробностях польско-чешской войны сохранилось довольно много данных в, сочинении немецкого хрониста Титмара Мерзе-бургского 123.

О том, что в ходе этой войны чешская сторона потеряла всю Силезию, определенно свидетельствует документ “Dagome iudex”. В самом деле, если провести линию о г Кракова до Оломуца (под Alemure документа “Dagome iudex” обычно понимается недалеко отстоящей от силезской границы моравский Оломуц)124, а затем продолжить ее до территории мильчан, то силезские земли окажутся за пределами Чешского государства. Положение не изменится, если вслед за К- Малечинским принять, что Alemure не Оломуц, а Моравия в целом 125.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18