ЧЕХИЯ И ПОЛЬША ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 80-90-х годов X в.
Книги / Западные славяне и Киевская Русь в X-XI вв. / ЧЕХИЯ И ПОЛЬША ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 80-90-х годов X в.
Страница 2

Дело в том, что восстание полабо-лрйбалтийского славянства, вспыхнувшее в 983 г.15, было явлением гораздо больших масштабов, чем это представляет себе, очевидно, К- Малечинский. Начавшись как рядовое, обычное выступление лютичей, оно в дальнейшем в силу целого ряда обстоятельств приобрело такие размеры, что фактически лишило германских феодалов почти всех с таким огромным напряжением сил достигнутых ими успехов к востоку от Лабы. Важнейшим из этих обстоятельств следует безусловно считать общенародный характер восстания, охватившего широкие массы населения, тяжко страдавшего от гнета германских феодалов и служащей их интересам христианской церкви. Отсюда и ярко выраженный языческий характер движения в целом.

Тесное переплетение освободительных и антифеодальных задач борьбы благоприятствовало лепеху восстания, помогло лютичам и бодричам устоять в кровавой схватке с Империей, которая к тому же выступила против них не в одиночку.

Но были и другие, уже чисто внешние обстоятельства, которые содействовали делу восставших. Главнейшим из них было позорное поражение, которое понесло войско императора Оттона II в 982 г. в битве под Котро-ной в Италии, где арабам и византийцам удалось наголову разбить немецких феодалов. Это был один из страшных ударов по рыхлому зданию немецкого имперского универсализма. Оттон II не намного пережил позор поражения и провал своих итальянских планов. Его наследнику Оттону III, которому в год смерти отца (983 г.) едва исполнилось три года, приходилось вступать на престол в чрезвычайно сложных внутриполитических условиях, вызванных претензиями на немецкий престол Генриха Баварского, которого в 984 г., даже еще в 985 г., поддерживали чешский и польский князья16.

В том же 983 г. произошло восстание в Дании, развивавшееся под языческими лозунгами и направленное .против захватнических притязаний германских феодалов. Все эти внутренние и внешние обстоятельства и обусловили дальнейшее развитие восстания 983 г. как всеобщего восстания полабо-прибалтийских славян. Вслед за лютичами движение перекинулось на земли лужицких сербов, а в 990 г. началось и всеобщее восстание бодричей, во главе которого стали их князья Мстивой и Мстидрог. В результате объединения усилий полабо-прибалтийских народностей не только была разрешена созданная на их территории немецкими реками церковная организация, но к 1000 г. на восточной границе Германии, которой удалось опять подчинить своей власти лишь лужицких сербов, сложилась приблизительно та же ситуация, которая существовала еще в эпоху Карла Великого. Пограничной рекой вновь стала Лаба (Эльба).

Восстание полабо-прибалтийского славянства, естественно, по-разному было оценено в Польше и Чехии. Мешко I и поддерживавшие его группировки польских феодалов, разумеется, усмотрели в движении лютичей страшную угрозу для себя. Их должна была беспокоить не только судьба недавно подчиненного Поморья, но, само собой разумеется, прежде всего антифеодальный и языческий характер восстания. Для только что христианизированной страны, где новая религия не успела еще пустить глубоких корней, а церковная организация была еще крайне слабой, пример успешной расправы соседних лютичей с иноземным и ненавистным духовенством был более, чем заразительным. Польские феодалы должны были каждую минуту ожидать взрыва антифеодального языческого движения, подобного тому, которое действительно произошло в Польше спустя полвека и подавление которого потребовало тогда напряжения всех сил польских феодалов и иностранной помощи.

Короче говоря, в 983 г. повторилась, но только в еще более опасных для польских крупных землевладельцев масштабах, включая и угрозу лютическо-датской коалиции 17, ситуация середины 60-х годов X в., обусловившая в то время союз и тесное военное сотрудничество Древнепольского государства с Германской империей.

В 985—986 гг. польско-немецкое военное и политическое сотрудничество, как уже говорилось, действительно наладилось. Перед лицом созданной лютичами угрозы классовым позициям польских феодалов отступили на задний план их противоречия с Германской империей, а Мешко I и его преемник не считали нужным реагировать на высокомерные претензии восточногерманских феодалов в сфере государственно-правовых отношений, поскольку они могли иметь лишь формальную силу, будучи по существу только юридической фикцией.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18