Киевский синопсис
Книги / Киевский синопсис
Страница 50

95.

О ГОРЬКОМ И ПРЕСТРАШНОМ ЧАСЕ,

в нем же множество создания Божия смертную испи на брани чашу.

ПО СКОНЧАНИИ ТЕЧЕНИЯ Пересветова, абие удариша кождо по своем коню и все Христианстии вои единогласно кликнуша: с нами Бог! и паки: Боже Христианский, помози нам на враги! Татарове же кликнули к своим богам, ог Магомет! и сступившеся от обою страну, начаша крепко битися. Лиется кровь богатырская по седлам, катятся шлемы златыи под ноги конскии, а за шлемами и главы богатырстии; Татарове же вдвое того падают на поли Куликове. Коль место велико и пространно межи Доном и Мечею, но то место еще бяше тесно от толикаго множества воинств; и не точию от оружия падаху, но и о самих себе разбивахуся, и от великия тесноты прочии задыхахуся, прочии под конскими ногами умираху, а реки кровавыи истекаху, мечи блещахуся аки молния, копии сокрушающеся, аки гром трещаху. От третьяго часа даже до шестаго бишася сильно. О грознаго времени! о горькаго часа! в трех бо часах безчисленное множество побито создания Божия. Час четвертый и пятый биющеся не ослабевают Христиане, ниже Татаре. Наставшу же часу шестому, начаша Божиим попущением грех ради наших погани одолевати, а Христиане изнемогати. Уже бо мнозии от сановитых побиени суть; мнози храбрыи богатыри Рускии и юноши нарочитии, аки древа дубравная приклонишася на землю; мнози сынове Рускии сотрошася копытами коней Татарских, и самаго Великаго Князя уязвиша вельми, даже нуждою склонившися с коня, пойде с побоища, яко уже не мощно бе ему битися. Стязи же (знамена) Великаго Князя многажды Татарове секоша: но Божиею силою не возмогоша их до конца истребити.

96.

О ВИДЕНИИ ОТВЕРСТЫХ НЕБЕС.

ЕДИН ЧЕЛОВЕК верен от полку Князя Владимира, самовидец видения, поведа сам, яко 6го часа над Великим Князем бяше Небо отверсто, из него же изыде облак, аки багряна заря низко держащися. Тойже облак исполнен бяше рук человеческих; иныи руце держаху оружие, иныи венцы, иныи цветы мнози прекрасныя. Наставшу же седмому часу, се мнози венцы от рук оных полка облачнаго опустишася на полки Христианския; уже бо поганыи отвсюду отступиша, а Христианскии полки оскудеша, аки класы пшеничныи подавляемы тернием. Благоверный же Князь Владимир Андреевичь видевши из дубравы, в ней же на засаде седяше, яко много Христиан побито, а Татарове преспевают, не могий стерпети толикия беды, рече Димитрию Волынскому: брате Димитрие! чтож пользует наше стояние? и что за успех будет? кому имамы пособити, аще до конца наши погибнут? дадим им помощь, аще и сами с ними головы свои положим. Отвеща Волынский: вижду, Княже, яко велика есть победа: но не пришло наше время. Кто бо не во время начинает, себе вред приимает. Претерпим еще мало до времени благополучна; в сей же час призывай Бога на помощь, и вси ему единому сильному в брани Господеви молимся. В осмую бо годину будет благодать Божия и помощь Христианом, яко поженут враги своя и постигнут я, дондеже скончаются и не возмогут стати. Князь же Владимир воздев руце на Небо, нача молитися: Боже отец наших, сотворивый Небо и землю! не даждь врагу нашему Диаволу до конца порадоватися; но помилуй нас по велицей своей милости. Сынове же Рускии в полку его плакахуся, видяще другов своих погибающих от Татаров, и непрестанно порывахуся на помощь им, аки званы на брак сладкаго вина пити. Волынец же еще возбраняше им глаголя: пождите мало, будет и ваше время.

97.

О ИСХОДЕ ТАЙНАГО ИЗ ЗАСАДЫ

полку на брань и о преславной победе над Татарами.

ПРИСПЕВШУ ЖЕ ЧАСУ осьмому, абие дух южный, или полуденный потягну созади Христианскому засаднаго полку воинству. Тогда Волынец великим гласом возопи: Княже Владимир! час прииде, а время приближися; и паки рече: братия и друзи! ныне дерзайте, сила Божия помогает нам. Богатыри же и все витязи рускии единомысльно выехавше из дубравы, пустишася во имя Господне на Татаров, аки искуснии соколы на журавлев, и ударишася крепко. Татарове же увидевше внезапу много полков Руских и толикое дерзновение к брани, смятошася, и крикнуша глаголюще: увы нам! Русь умудрися; хуждших исправиша прежде с нами на бой, а самыи богатыри сокрывшеся, ныне из засады идут на нас; и обратившеся начаша уступати, и давше плещи своя, побегоша. Рускии же полки силою Божиею и помощию Святых мученик Бориса и Глеба погнаша нечестивых, иже от меча Христианскаго, аки лес на землю кланяхуся и аки трава от косы постилахуся; а бежащии погане горце восклицаху: беда, беда тебе, Мамаю нечестивый, а с тобою и нам пагуба конечная! Христианскии же вои Господа Бога призывающе, нещадно Татаров секоша, яко едва кому от рук Христианских бяше возмощи, убежати; наипаче яко и сами нечестивыи от великаго бою истомишася, и кони их бяху уже зело истомлены. Тогда Мамай видев погибель свою, нача призывати суетныя боги своя, Перуна, Савата, Ираклия, Гурка и мнимаго великаго пособника своего Махомета. Не имея же помощи себе от них, нача свою голову уносити; и абие силою Божиею одолен, побеже с четырьмя Князи своими. Мнози же Рускии воины гониша по них, но не возмогоша постигнути, яко Мамаевы кони бяху меньше истомлены. И тако силою всесильнаго Бога и помощию Святых мученик Бориса и Глеба, яко во видении виде вышереченный Фома Халцебеев, по обою страну реки Непрядвы безчисленное множество побиенных Татаров лежаше.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62