Киевский синопсис
Книги / Киевский синопсис
Страница 53

102.

О ПОХОДЕ ВЕЛИКАГО КНЯЗЯ

Димитриа к Обители Святыя Тройцы.

ПРЕБЫВШИ ВЕЛИКИЙ Князь Димитрий на Москве 4 дни, пойде к Святой живоначальной Тройце, к Преподобному Отцу Сергию, с братом своим и с Литовскими Князьми. Преподобный же Отец Сергий стрете его с Кресты близ Монастыря и знаменав его Крестом рече: радуйся, Княже Великий, и веселися твое Христолюбивое воинство! И вопроси его преподобный о своих извольниках; и рече ему Великий Князь: теми, Святый Отче, при святых твоих молитвах победих своя враги. Твой бо изрядный вооружитель, рекомый Пересвет, победил подобна себе богатыря от варварския страны. Аще бы, отче святый, не твой крепкий вооружитель Пересвет, было бы многим Христианом от того побежденнаго им Татарина горькую пити чашу. Потом Великий Князь помолися в Обителя Святой и слушав Божественныя Литургии, вкуси хлеба от трапезы тоя святыя Обители, по прошению Преподабнаго Отца Сергия. Воздав же благодарение, пойде на Москву, и ту Литовския Князи начаша проситися в свояси. Князь же Великий нача их чтити и дарами утоляти, глаголя: пребудите зде, дам вам лишше вашея отчины, и не возможе уняти их; отпусти же их и сам проводи их с братом своим до Можайска. В разставании же с ними рече им с слезами: братия моя милая и способники наши! Господь да сохранит восхождение ваше и исхождение ваше отныне и до века! и отпусти их, и сам возвратися в свою отчину, в град Москву, и седе на своем Княжении во всяком благополучии. Услышавши о сем Олгерд, Великий Князь Литовский, яко Великий Князь Димитрий победи Мамая, возвратися с великим своим студом воспять; а Олег Резанский такожде впадши в скорбь велию, по некоем времени живота своего лишися.

103.

О ПОГИБЕЛИ МАМАЕВОЙ.

ПОБЕЖДЕННУ ЖЕ СУЩУ воинству Татарскому вконец, егоже бяше на дванадесять сот тысящ (яко послежде нарочитыя языки Татарския о том поведаху), сам поганый Царь Мамай с четырьма Князьями своими в малом числе побегши с побоища, забеже от велика страха даже до города, лежащаго над морем Кафы, идеже и имя свое утаи: но воскоре познанный убиен бысть от Фряг, и яко злый зле погибе, оставивши по себе вечный студ и поношение наследником своим, поганым басурманом, народу же Христианскому в вечные роды торжественную победу над собою и над своими погаными воинствы, дарованную от вседержителя Бога, Господем нашим Иисусом Христом. Потом и Великий Князь Литовский Олгерд Татар победивши, все поля до Киева, от древних лет принадлежавшия, от поганския власти очисти, и постави на Подолии Кориатовичов, Александра, Константина, Феодора и Юрия, и все им прилежащия страны Российския с Подолием вручи и в область подаде.

104.

О КНЯЖЕНИИ КИЕВСКОМ

под лютым игом Татарским и о Князех Киевских отчасти.

ОБЛАДАЮЩУ ЖЕ ЗЛОЧЕСТИВОМУ Батыю Россиею, бысть Ярослав Всеволодовичь, старейший Князь Московския Земли и над Киевом, лета от создания Мира 6751, от рождества Христова 1243. Михаила же, Князя Черниговскаго с Болярином его Феодором умучи проклятый Батый, яко не хоте кланятися богам его по обычаю поганску, лета от рождества Христова 1245. Тогож лета и Великий Князь Данило Романовичь, иже писашеся Самодержец всея России, взя сыну своему Льву в жену дщерь Белы, Короля Венгерскаго; а сей Лев созда Великий град Львов, нарекши его от своего имени. Великий же Князь Российский Данило зело почтен бысть от злочестиваго Батыя за великую храбрость свою; а от Папы Римскаго чрез посланники венчан бысть на Царство Российское: обаче Веру православную крепко утверди и в ней до кончины живота своего пребысть, яко все Летописцы Российскии, Чешскии и Польскии свидетельсвуют.

Безбожный Царь Татарский Батый разоривши Государства Российскии, еще пойде со всеми Ордами на вечернии и западнии Государства, то есть на Польшу и на Угры, и многии села и грады пусты сотвори, без милосердия народ Христианский губящи. Достигши же и самаго Стольнаго града Угорскаго Варандина, кошем (лагерем) под ним стал. Той же град посреде Угорския земли лежащ, яко бяше изобилен вельми овощьми и вином и обведен весь водами, того ради не бояхуся в нем обитающии ничесого же. Тогда Владислав, Король Угорский, Чешский, Немецкий и всего Помория сущи Королем по Беле, не поспевши с вои своими далекаго ради разстояния собратися противу нечестиваго Батыя, затворися в Варадине; восходящи же на столп высокий, взираше на погибель Земли своея и плакашеся горце, не имея что сотворити; на многи же дни в посте и молитве пребываше. Но егда еще увиде и сестру свою бежащу в град, от Татаров яту и отведенную к поганому Батыю, наипаче скорбь до скорби и слезы к слезам, приложи, прося Бога о милосердии; слезы же от очию его презельнаго ради плача истекаху речным быстринам подобящеся, и идеже аще падаху на мраморие, сквозе (яко в рукописаных Летописех отбретается) прохождаху. В толикой скорьби, слезах, постах и молитвах ему сущу, внезапу предста ему некто глаголя: се ради толиких твоих постов и молитвами растворенных слез предаст ти всесильный Господь Царя злочестива; и сия рек, абие невидим бысть. Король же приемши в сердце своем велию отраду, снийде с столпа, и се конь его оседлан стояше никим же держим и секира при седле его. И известно разумев Король Божией помощи быти, вседе на коня того, и взем секиру ону в руку свою, дерзновенно изыйде на противныя с вои своими, елики сретошася с ним в граде, и удари крепко на самый кош Татарский, в нем же Батый бяше; а Господь Бог напусти великий страх и трепет на всех Татаров, яко не держащеся коша своего, все из него побегоша разно, идеже кто можаше. Угры же гоняще по них, многое множество варвар побияху, и не точию мужие, но и жены и дети исходяще из града погубляху нечестивых, и богатства, им же не бе числа, разхищяху; за безбожным же Батыем сам Король погна и постиже его у полонин Угорских бежаща. Батый же видяще самаго Короля, абие к нему обратися, и егда сведоша брань с собою, тогда сестра Королева много Батыеви помогаше. Король же видя толикий нечаемый случай, укрепльшися помощию всесильнаго Бога, немилостивно обоих уби, и тако прият конец житию окаянный Батый в странах Угорских. Побежденну же бывшу Батыеви, сташа Угры по станах Татарских, а Татарове с дальних загонов с множеством полона возвращахуся и идяху в станы своя, чающе своих ту стояти: но Угры их самых в руки грядущих без милости всех убиваху, точию сих оставляху, аще котории желаху веры в Христа. По толикой торжественной победе над Татарами, Угры Короля своего Владислава на коне седяша с секирою в руце держимою слиша от меди, и поставиша его на предреченном высоком столпе в вечную память грядущим родом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62