За отечество свое стоятель
Страница 1

«Чтобы туча над темной Россией стала облаком в славе лучей .»

Игорь Фроянов — сын Отечества.

Ничто не поколебало его веры и верности. Ни арест отца, майора Красной Армии, участника Гражданской войны, ни горе и мытарства мате­ри, ни полное лишений и унижений бесприютное детство.

Пройдя военную службу в рядах Советской Армии, он начал свое восхождение. Путь историка— вот стезя его служения России, вот его место в строю. Он — солдат по происхождению, по биографии, по темпе­раменту, по глубокому внутреннему чувству долга. Нет чести выше, чем быть солдатом России. И это звание он заслужил.

60-е годы XX в. обозначили важный рубеж в развитии советской исто­рической науки о русском средневековье. Концепция русского феодализма, созданная главным образом трудами Б. Д. Грекова в 30-40-х годах, стала колебаться: в материалах X-XI вв. не удавалось обнаружить основной ком­понент феодального строя — крупную вотчину, обрабатываемую трудами зависимых людей. Не помогали ни натяжки, ни софизмы. В конце 50-х го­дах появилась альтернативная концепция Л.В. Черепнина, согласно которой верховным собственником всей земли является княжеская власть, высту­пающая как олицетворение класса феодалов.

Как видим, между концепциями Б. Д. Грекова и Л. В. Черепнина есть принципиальная разница. Если для Грекова феодальное государство явля­ется результатом развития феодальных отношений, проявляющихся прежде всего в формировании крупного вотчинного землевладения с его атрибута­ми, то для Черепнина княжеская власть сама по себе непосредственно вы­ражает феодальные отношения — появление княжеской власти равнознач­но появлению этих отношений. Общим в обеих концепциях было твердое убеждение в наличии в Киевской Руси именно феодального строя — Киев­ская Русь мыслилась не иначе, как феодальное государство. В основе этого убеждения лежал непоколебимый постулат о государстве как атрибуте классового общества— орудии угнетения трудящихся масс господствую­щим классом. С теми или иными смягчающими оговорками этот постулат безоговорочно принимался всей советской исторической наукой и, в сущно­сти, содержал готовый ответ на вопрос о социальной природе Киевской Ру­си — это классовое общество, оформленное в виде классового государства.

Тщетно пытаясь найти феодальную вотчину, Б. Д. Греков признавал, что предшественницей этой вотчины была свободная община и что земледельче­ское население (по его терминологии — «смерды») включало как зависимых крестьян (в вотчине), так и свободных. В этих условиях история складывания феодального строя есть история перехода общинных земель и их населения в составе феодальных вотчин, т.е. процесс постепенного вытеснения феодаль­ной вотчиной свободной общины, сопровождающийся превращением сво­бодных «смердов» в «смердов» зависимых. Б. Д. Греков в принципе не от­рицал такой ход развития феодальных отношений, однако главное внимание уделял изучению именно феодальной вотчины, которая заняла центральное место в его основной монографии о русском крестьянстве.

Концепция постепенного развития феодальных отношений, логически вытекающая из схемы Грекова, с необходимостью подводит к вопросу о природе социально-политических отношений в тот период, когда феодаль­ная вотчина еще не поглотила «критической массы» свободных общин, Можно a priori сказать, что в условиях огромной страны с редким населени­ем, слабым развитием коммуникаций, с невысокой производительностью труда вследствие суровых природных условий процесс развития новых феодальных отношений, т.е. процесс вытеснения вотчиной общины, будет занимать достаточно длительное время. Можно ли называть феодальным государство, основная масса населения которого состоит из свободных об­щинников, и феодальная вотчина только-только начинает появляться? В чьих руках будет политическая власть в таком государстве? Этого вопроса Б. Д. Греков не ставил и ответа не него не искал. Думается, что в рамках общепринятого в то время представления о государстве как орудии классо­вого насилия этот вопрос и не мог бы найти ответа.

Такой вопрос не возникал в рамках концепции Л. В. Черепнина, — государство принималось как данность, и именно государство феодальное. Вся земля, по его определению, была феодальной собственностью, а все крестьянство (т.е. все не феодалы) — феодально-зависимым. Такая просто­та и легкость объяснения генезиса русского феодализма сделали концепцию Л. В. Черепнина весьма популярной. В 60-70-х годах она явно преобладала в среде специалистов по Киевской и даже Московской Руси. Только И. И. Смирнов и его ученики, а также (отчасти) А. Л. Шапиро не разделяли эту концепцию и вели в печати и на аграрных симпозиумах яростные споры с ее сторонниками.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8