За отечество свое стоятель
Страница 2

Однако, несмотря на свою внешнюю простоту, концепция «государст­венного феодализма» была достаточно уязвима. Самой главной ее слабо­стью было отсутствие объяснения, каким образом все население огромной страны стало вдруг феодально-зависимым и все общины потеряли свои земли. Попытка рассматривать дани и другие платежи князю в качестве феодальной ренты, т.е. признака феодальной зависимости, были явно не­убедительны.

Неясен был вопрос и о дальнейшей эволюции внезапно установивших­ся феодальных отношений. Из схемы Л. В. Черепнина логически получа­лось, что все развитие аграрных отношений, начиная с X в., означало толь­ко перераспределение земли и крестьян в руках феодалов и уточнение (ко­нечно, в сторону усиления) форм феодальной эксплуатации. Борьба черных крестьян за землю, хорошо известная по актовому материалу, являлась, та­ким образом, следствием непонимания черными крестьянами того фунда­ментального факта их бытия, что все они — и их земли — не что иное, как собственность феодалов в лице государства, и что отстаивая землю своих общин они главным образом демонстрируют свою глупость (деликатно на­зываемую «наивностью»). Феодальное государство выступало как жесто­кий эксплуататор, направляющий свои силы на дальнейшее угнетение и беспощадное подавление народных масс. Классовая борьба этих масс явля­лась главной движущей силой истории, а в условиях жестокой эксплуата­ции со стороны государства, олицетворявшего волю господствующего класса, эта борьба должна была быть направлена против государства — в данном случае князя и его аппарата управления (эксплуатации). Эти выво­ды логически вытекали из всей концепции «государственного феодализма», хотя и не всегда акцентировались ее сторонниками.

Необходимо подчеркнуть, что и Б. Д. Греков и Л. В. Черепнин, и соз­данные ими научные школы достигли больших успехов в конкретном изу­чении реальных фактов русской истории. Концепции классового государст­ва и связанные с ней идеи вытекали не из непосредственных наблюдений над историческими источниками, т.е. не из самой исторической действи­тельности как таковой, а диктовались идеологическими установками фор­мально и упрощенно понимаемого марксизма-ленинизма. В указанное вре­мя эти идеологические установки не только были обязательными, но и в значительной мере искренне разделялись большинством из нас.

Однако реальное развитие исторической науки все в большей степени вступало в противоречие с идеологическим догматизмом. Все чаще прояв­лялось стремление преодолеть догматизм, опираясь на творческие потен­ции диалектико-исторического метода и прежде всего — на реальное изу­чение реальной исторической действительности.

Ученик Б. Д. Грекова И. И. Смирнов, разделяя основные положения своего учителя, в отличие от него, пошел по пути изучения самого процесса перехода свободных крестьян в зависимое состояние. Он исходил из тезиса о достаточно длительном периоде существования свободной общины и на­блюдал признаки ее и в XIV-XV вв. в Средней (т.е. Северо-Восточной) Ру­си. Ученики И.И. Смирнова А. И. Копанев и Н. Е. Носов изучали свобод­ную общину XVI-XVII вв. на севере Руси и приходили к выводам о суще­ственно важном значении ее в социально-экономическом и политическом развитии России. Автор этих строк пришел к аналогичным выводам на ос­нове материалов Псковской Судной Грамоты и актов Средней Руси XV-XVI вв.

Все эти наблюдения колебали догматическую схему о безусловном господстве феодальных отношений, начиная с X-XI вв., на базисном, соци­ально-экономическом уровне. Наличие огромных массивов черных волос­тей и свободного крестьянства в XIV-XV вв. ставило под серьезное сомне­ние само существование феодального строя в Древней Руси. Представление о феодальном строе в Киевской Руси настолько усложнялось, расширялось и, в сущности, обесцвечивалось, что этот строй терял свою специфику, свои наиболее характерные черты. Потребность принципиально нового подхода становилась все более настоятельной. Задача пересмотра прежних догмати­ческих положений делалась все более актуальной. Требовалось, выражаясь словами А.Е. Преснякова, «восстановить права источника и факта», отка­заться от заранее заданных выводов и посмотреть на историческую дейст­вительность не через какие-либо очки. На рубеже 60-70-х годов эту задачу и поставил перед собой Игорь Яковлевич Фроянов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8