За отечество свое стоятель
Страница 4

Корни веча как института восходят к глубокой древности, уходят в не­дра первичной формации. Но вече, как и другие исторические явления, не неподвижно во времени и пространстве. «С переменами . в социальной структуре . менялось и учреждение: племенное вече эпохи первобытного строя отличалось от волостного веча второй половины XI—XII вв.».

Известное нам по источникам XI-XII вв. вече — достаточно сложный организм: непременными участниками вечевых собраний «были высшие лица: князья, церковные иерархи, бояре, богатые купцы. Нередко они руко­водили вечевыми собраниями. Но руководить и господствовать — вовсе не одно и то же»." «Древнерусская знать не обладала средствами для подчи­нения веча». Вече «встречалось во всех землях волостях», оно и было «вер­ховным органом власти городов-государств», т.е. тех политических еди­ниц, из которых состояла Древняя Русь после перехода от племенного к территориально-общинному строю.

Вече и до Фроянова привлекало большое внимание историков всех направлений. Но Фроянову первому удалось четко показать три основные чер­ты вечевой организации: во-первых, ее генетическую связь с архаическими племенными собраниями, во-вторых, гетерогенный, а следовательно, и все­общий характер веча, в котором участвовали все полноправные люди — от князя до рядового общинника, в-третьих, всеобщее распространение вечевых собраний как верховного органа власти древнерусского общества.

Народный (т.е. демократический в точном и истинном смысле слова) характер вечевых собраний, решающая роль свободных общинников на этих собраниях определялись реальным местом свободного общинника в социальной структуре Киевской Руси. «Народные ополчения являлись ста­новым хребтом военной организации», а «вооруженный общинник — пло­хой объект для эксплуатации».

Таковы основные выводы из изучения социально-экономических и со­циально-политических отношений в Киевской Руси. «Ясно одно: прежние однозначные характеристики общества Киевской Руси отошли безвозврат­но в прошлое». И данная И. Я. Фрояновым характеристика строя Киев­ской Руси как строя общинного, а не феодального, тоже далеко не одно­значна. И сама древнерусская община, и государственность, основанная на этой общине, рассматриваются не в статике, а в динамике. Исследователь стремится увидеть не набор фотографий, а движущуюся киноленту. Явле­ния развиваются, взаимодействуют, переливаются одно в другое, появля­ются новые явления, имеющие свою специфику и также переживающие процесс развития. «Классовое общество в домонгольской Руси еще не сло­жилось, хотя процесс классообразования обозначился вполне». Но это оз­начает, что общинный строй Киевской Руси есть не некая неподвижная са­модовлеющая сущность, а нить, несущая в себе постепенно прорастающие зерна нового общественного строя. Общинный строй — закономерный ис­ходный этап процесса развития Русской земли, ее социально-экономичес­ких и политических отношений. Этот диалектический подход к рассматри­ваемым явлениям — одна из самых сильных сторон в научном творчестве Фроянова.

При всем внимании, которое он уделяет социально-экономическим от­ношениям— первичному слою всякого общества, наибольший интерес И. Я. Фроянова вызывают вопросы надстроечного характера — прежде все­го проблема русской государственности. Этот интерес проходит лейтмоти­вом через все его творчество. И надо признать, что именно разработка проблемы государственности в наибольшей степени раскрывает суть научного творчества Фроянова и определяет его место в исторической науке.

«Древнерусское государство сложилось в условиях доклассовых об­щественных связей». Этот тезис, вытекающий из исследования социаль­но-экономических и социально-политических отношений Киевской Руси, является, на мой взгляд, наиболее важным, несмотря на дальнейшую смяг­чающую формулировку автора («стало инструментом классового господ­ства. когда Русь из общинной превратилась в феодальную»). Из этого тези­са, в частности, вытекает, что государство как таковое вовсе не является с необходимостью орудием классового господства, хотя может нести и эти функции. Но поскольку эти функции не обязательно присутствуют, постоль­ку они вторичны и не определяют сущность государства как категории. Именно такое — с необходимостью вытекающее из анализа древнерусской государственности — понимание государства является наиболее перспектив­ным при изучении более поздних этапов развития Русского государства.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8