За отечество свое стоятель
Страница 3

Решение своей задачи И.Я. Фроянов начал с изучения социально-экономических отношений Киевской Руси. Этому посвящена первая его монография. Коренным вопросом для советского историка-марксиста яв­лялся вопрос о формации, к которой относилось общество Киевской Руси, или, другими словами, о наличии (или отсутствии) и степени развития классовых, а именно феодальных отношений. «Мы остаемся в ряду тех ис­ториков, которые считали, что генезис феодализма — проблема, непосред­ственным образом связанная с возникновением и ростом крупного земле­владения, покоящегося на частном праве»'. Отсюда вытекало, что уровень феодализации напрямую определяется степенью развития феодальной вот­чины в ее точном, классическом смысле.

К каким же результатам привели поиски крупной вотчины? «Факты, относящиеся к истории крупного землевладения и хозяйства Х-ХII вв., свидетельствуют о незначительном уровне развития этого сектора эконо­мики». Но «установить наличие . крупного землевладения еще не значит определить его социальную сущность». Вотчину можно назвать феодаль­ной только тогда, когда основную рабочую силу в ней составляют зависи­мые крестьяне, а не наемные работники, как при капитализме, и не рабы, как в античной латифундии.

Изучение зависимого населения в Древней Руси показывает, что древ­нерусская вотчина первоначально имела рабовладельческий характер. Только с середины XI в. «феодальные элементы . постепенно проникают в вотчину», которая «превращается в сложный социальный организм . Но все же рабов и полусвободных в ней было больше, чем феодально-зависимых». Эти наблюдения дали автору право «решительно подчерк­нуть, что древнерусские вотчины на протяжении XI—XII вв. выглядели по­добно островкам, затерянным в море свободного крестьянского землевла­дения и хозяйства, господствовавшего в экономике Киевской Руси». «В основе социально-экономической жизни древнерусского общества лежала не частная земельная собственность, а землевладение свободных крестьян-общинников».

Эти выводы носили фундаментальный характер. Концепция феода­лизма в Киевской Руси получила удар, от которого нельзя было оправиться. Как можно было назвать феодальным общество, социально-экономическую основу которого составляло свободное крестьянское землевладение? Со­мнения, возникавшие в рамках концепции Б. Д. Грекова, превратились в уверенность — от тезиса о феодализме в Кивской Руси приходилось отка­зываться, и это было крупнейшим шагом в русской науке о русском Сред­невековье со времен Павлова-Сильванского. Не феодальная вотчина, а сво­бодная крестьянская община становилась основной ячейкой, несущей кон­струкцией древнерусского общества.

Но сказав «А», нужно сказать и «Б». Отказ от тезиса о феодальном строе в Кивской Руси с необходимостью вел к новому осмыслению про­блемы древнерусской государственности. Изучение базисных социально-экономических явлений должно было быть продолжено исследованием со­циально-политической структуры Руси Х-ХII вв. Этому посвящена вторая вышедшая в свет монография И. Я. Фроянова.

Крупнейшие сдвиги в общественном строе восточных славян — пере­ход от племенной организации к территориальной (X - начало XI в.) — привели к складыванию «„городских (городовых) волостей", составленных из главного города с пригородами и сельских округ». Эти городские волости и являлись первыми формами государственности Древней Руси: «Они представляли собой союз общин во главе с торгово-ремесленной общиной главного города. Перед нами, следовательно, государство, воздвигнутое на общинной основе».

Итак, перед нами государство доклассовое, не связанное с «классовой борьбой» и «угнетением народных масс». В рамках нашей советской исто­риографии, насквозь пропитанной духом классовой борьбы и вытекающих из нее последствий, это утверждение (1980 г.) носило, не побоюсь сказать, революционный характер. Несмотря на то, что автор тезиса ссылается на своих предшественников, подобная формулировка принадлежит именно ему, и именно она определила новый этап в изучении не только древнерус­ского государства, но и государства вообще.

«В социально-политической жизни Киевской Руси народ играл весьма активную роль. В отношениях древнерусских князей с народными массами („людьми") мы не находим ничего похожего на абсолютное господство, с одной стороны, и полное подчинение — с другой. „Люди" — довольно са­мостоятельная политическая сила, способная заставить князей и знать счи­таться с собой». Фактически это означает, что «люди», т.е. свободные об­щинники, принимают участие в политической жизни, т.е. в управлении го­сударством. Орган этого управления вече. «Вече — это народное собрание, являющееся составной частью социально-политического механизма древ­нерусского общества».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8