За отечество свое стоятель
Страница 7

Итоги наблюдений И. Я. Фроянова над российской государственно­стью до революции 1917 г. подведены в очерке «Романовы и традиционные основы русской государственности» (доклад на конференции 1995 г. «Дом Романовых в истории России»).

Трагедия, постигшая нашу страну в ушедшем теперь веке, имеет корни в расхождении власти и этики. Самодержавная власть имела не договор­ный, не конституционный базис, а базис нравственный. И когда «власть, устроенная ранее милостью и изволением Божим, стала доступной . мно­гомятежному человеческому хотению», она потеряла ту харизму, тот ореол, то живое начало, которым она была создана и которым держалась. Расхож­дение власти и этики вызвало внутреннее отчуждение народа и власти.

Пока сохранялось единство государя и государства, единство царя и народа, пока Россия следовала своей «старине», своим исконным началам, она была непобедима, отказ от этих начал может быть только катастрофой. Русский государь мог быть только самодержавным — отцом своих поддан­ных или никаким. Монархия в России может существовать только как «ис­точник высшей справедливости, не формальной, а жизненной и житей­ской». Если монархия перестает быть таким источником, она теряет самое себя, самый смысл своего существования.

«Веками русское общество сохраняло веру в помощь и поддержку со стороны царя и государства» — именно на этой вере родилось и стояло Рус­ское государство. Эта народная вера, эта необъятная власть царя-самодер­жца возлагает на него необъятную ответственность. Он не может отказаться от своей власти, как отец не может отказаться от своих сыновей. Трагедия начинается тогда, когда необъятная власть не по плечу ее носителю, когда личный облик этого носителя и его фактическая деятельность перестают соответствовать тому, чем они должны быть, — тому нравственному идеалу, которому они должны следовать.

И. Я. Фроянов создал целостную концепцию русской государственно­сти, построив ее не на социально-экономическом, не на социально-политическом, а на нравственном фундаменте. В этом его коренное отличие и от большинства предреволюционных историков, и от историков советского периода. Всякая концепция, т.е. всякое объяснение исторических явле­ний, по необходимости ограничена и не может адекватно охватить все бес­конечное многообразие реального исторического мира. Ограничена и кон­цепция Фроянова, но у нее есть бесспорные преимущества — она стремится проникнуть в самую суть, в духовную основу государственности. И в об­щих чертах делает это успешно. Не экономический кризис, не поражение на полях сражений — потеря веры привела русское самодержавие к гибели, а нашу страну— к катастрофе. «Цель войны— мозг неприятельского глав­нокомандующего» — сказал английский военный мыслитель Лиддл-Харт. В более широком смысле на этом тезисе основана стратегия психологиче­ской войны. Народ, сохраняющий веру, можно уничтожить, но нельзя по­бедить. Народ, потерявший веру, можно уже и не уничтожать — это не на­род, а население, которое будет лизать сапоги победителям, отречется от своего «я» и превратится в безродных беспамятных манкуртов.

Когда же началось нисхождение нашей страны? И.Я. Фроянов этого вопроса прямо не ставит. Но ответ более или менее однозначно вытекает из всей его концепции.

Первые признаки кризиса, еще пока слабые, можно наблюдать в XVIII в. Тогда конструкция земско-самодержавного, земско-общинного го­сударства стала деформироваться с усилением бюрократического и ослаб­лением земского начала, в еще большей мере — с освобождением дворян­ства от обязательной службы и предоставлением ему таких привилегий, которые фактически выводили его за рамки русского народа, при одновре­менном крайнем усилении крепостного права. И исчезновение «симфонии» между царской властью и церковью, и превращение царского трона в иг­рушку заговорщиков, и разительное несоответствие между случайными да­мами-императрицами и народным идеалом справедливого и мудрого царя-батюшки — все это подтачивало и социальную, и нравственную основы самодержавия. Но оно еще держалось. Держалось народной памятью и тра­дицией, держалось успехами в победоносных войнах.

XIX век принес новые разочарования. Царская власть не смогла найти адекватного ответа на новые проблемы русской жизни. Поражение в Крым­ской войне, половинчатые и не всегда хорошо продуманные реформы, раз­витие либерализма и нигилизма в «образованном обществе» и все большее отдаление этого «общества» от «народа» (термины того времени) — все это больше и больше расшатывало народную веру — основу русской государ­ственности . Требовались решительные, радикальные меры, чтобы с опо­рой на традицию вести государственный корабль дальше. Но шапка Моно­маха оказалась слишком тяжела. Гром грянул с воцарением последнего русского императора . Настало время разбрасывать камни .

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8