Игорь Отважный
Страница 9

Сам Ингвар умирает в 1041 году, спустя 26 лет после смерти Владимира.

Придется предположить, что наши летописи смешали сведения о разных Олегах и Игорях в одну кучу, из-за чего разобраться, какой из них когда и что совершал, весьма проблематично.

Что касается Хельги, то первоначально цикл песен о нем возник, вероятно, на территории Бранденбургской марки. Там около 600 года главную роль играла некая знатная жрица, Хельга. Для службы она выбирала себе помощника — Хельги, который становился правителем на определенный срок, по прошествии которого его приносили в жертву богам. И выбирался новый Хельги. Таким образом обеспечивалось вечное благосостояние народа. Так что у Ольги могло быть много Хельгов.

Адам Бременский слыхал от датского короля Свейна Ульвссона (1047–1076), что после 891 года, после разгрома скандинавов, правил Данией Хейлиго (Хельго) — человек, которого все любили за справедливость и святость. После него — Олаф, который пришел из Швеции, оружием покорив Датское королевство. Вероятно, после поражения последнего короля назначили Хельги, дабы упросить богов смилостивиться.

По «Саге о Стурлауге Трудолюбивом» Аки был хёвдингом (военным предводителем) в Упсале. Он хотел взять в жены дочь короля Упсалы Эйрика Сигрсели (957–995). Однако получил отказ из-за незнатности рода. Девушку же отдали принцу из Гардарики. Когда молодые путешествовали из Швеции на родину принца, Аки из засады убил соперника и бежал с девушкой. У них родился сын — Эймунд Хрингсон (хрингр — кольцо), тот самый, что, помогая Ярославу, убил Бориса. Его сын и был Ингвар-Путешественник, совершивший поездку в Хорезм. Но… В XII веке Ингоря считали сыном шведского короля Эмунда (умершего в 1060 году) и внуком Олава Скаутконунга. Об Ингваре Эмундсоне свидетельствуют камни из Упланда и Сёдерманланда. На момент смерти Ингвару было около 25 лет.

Прицак считает, что Ингвар послан был своим дядей Ярославом в 1035 году в Хорезм в помощь своим союзникам огузам. Проведя в походе шесть лет, он, вероятно, погиб в кровавой битве под Асибом.

«Венецианская хроника» Иоанна Диакона (X–XI века) сообщает: «В это время народ норманнов на трехстах шестидесяти кораблях осмелился приблизиться к Константинополю. Но так как они никоим образом не могли нанести ущерб неприступному городу, они дерзко опустошили окрестности, перебив там большое множество народу, и так с триумфом возвратились восвояси».

Заметим кстати, что этот рассказ в деталях заметно отличается от основанной на византийских источниках «Повести временных лет», согласно которой «русский» флот состоял из двухсот кораблей, а поход окончился не «триумфом», а гибелью кораблей от бури.

Равным образом и у известного писателя и дипломата Х века Лиудпранда, епископа Кремонского, в качестве посла дважды побывавшего в Константинополе в 949 и 968 годах, в подробном рассказе о походе киевского князя Игоря на столицу Византийской империи в 941 году читаем: «Ближе к северу обитает некий народ, который греки по внешнему виду называют русиями (ученый Лиудпранд имеет в виду греческое слово «русиос» — «рыжий»), мы же по местонахождению именуем норманнами. Ведь на немецком языке «nord» означает «север», a «man» — человек; поэтому-то северных людей и можно назвать норманнами».

Лиудпранд был не только ловким политиком, но и талантливым писателем. В частности, он оставил отчет о своем посольстве в Константинополь в 968 году, полный язвительных выпадов против греков, но при том — неоценимый источник информации о внешней политике, дипломатической практике, церемониалам византийского двора. Процитированный фрагмент взят из другого, более раннего сочинения Лиудпранда, которое автор назвал по-гречески «Антаподосис», то есть «Возмездие», В нем отразились впечатления дипломата от посольства в Византию в 949 году. Пространное описание Лиудпрандом по воспоминаниям греков-очевидцев недавнего нападения «русского» флота на столицу Византийской империи представляет собой интересную параллель с рассказами об этом событии в древнерусских и византийских источниках и позднее (хотя и в сокращении) неоднократно заимствовалось другими западноевропейскими авторами, например французским хронистом начала XI века Сигебертом из Жамблу, откуда, в свою очередь, попало в ряд более поздних сочинений. Вот как выглядит у Лиудпранда продолжение приведенного выше фрагмента: «Королем этого народа (руси) был некто по имени Ингер (Inger), который, собрав тысячу и даже более того кораблей, явился к Константинополю. Император Роман, услыхав об этом, терзался раздумьями, ибо весь его флот был отправлен против сарацинов и на защиту островов. Пока он пребывал в раздумьях, а Ингер разорял все побережье, Роману сообщили, что у него есть только 15 полуполоманных хеландий, брошенных владельцами вследствие их ветхости. Узнав об этом, он велел призвать к себе корабельных плотников и сказал им: «Поспешите и без промедления подготовьте оставшиеся хеландии, а огнеметные машины поставьте не только на носу, но и на корме, а сверх того — даже по бортам».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10