Данники и даннические отношения на руси х-хи вв. В дореволюционной и советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Данники и даннические отношения на руси х-хи вв. В дореволюционной и советской историографии
Страница 18

Итак, исследование исторических источников конца XI—XII вв. приво­дит к мысли о наличии в это время двух видов дани. Это — дань, приноси­мая «периферийными», «внешними» смердами. Покоясь на старых тради­циях «примучиваний», она по социальной природе своей отличалась от феодальной ренты. Помимо нее, в древних памятниках фигурирует дань со смердов, населявших собственно древнерусские земли. Ее следует отнести к своеобразным внутренним поборам, приближающимся к налогу. В ре­зультате чего и начинается процесс эволюции дани в феодальную ренту. Этот процесс, разумеется, не одноактный; время его возникновения отно­сится примерно к исходу XI в.

Превращение дани в ренту происходило прежде всего среди тех смер-Дов, которые, попадая в руки отдельных лиц или корпораций (например, монастырей), становились крепостными. Удельный вес такой дани в об­щей массе древнерусских даней был, видимо, невелик.

Намеченный строй даннических отношений продержался вплоть до Батыева нашествия, когда завоеватели, обложив данью все русское населе­ние, подорвали тем самым и расстроили прежний даннический порядок.

Оценивая в целом древнерусское данничество, надо сказать, что дани у восточных славян и в Киевской Руси являлись специфической формой экс­плуатации, характерной для поздней стадии родоплеменного строя и древ­них обществ с незавершенным классообразованием. В этом смысле наши выводы созвучны наблюдениям современных историков и этнографов, изу-чавших данничество в различных регионах мира.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18