Советские историки о смердах в киевской руси
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Советские историки о смердах в киевской руси
Страница 19

Письменные памятники сохранили сведения о смердах, живших и на территории древнерусских земель, т. е. о «внутренних смердах». Изучение этих сведений приводит к мысли о зависимом состоянии внутренних смер­дов. Перед нами особый разряд сельского населения, а не его совокупность, в чем нас убеждает еще и то, что местное свободное население Древней Ру­си дани своим князьям не платило. Не взималась дань и с зависимых людей туземного происхождения, подобно закупам, изгоям и пр. О смердах же источники говорят как о данниках. Отсюда, по крайней мере, следуют два вывода: 1) смерды — люди зависимые; 2) они— выходцы не из местных жителей, а взяты со стороны. А это ведет к мысли, что смерды — бывшие пленники. На Руси XI-XH вв. пленники именовались челядью. Внутренние смерды, следовательно, есть челядь, посаженная на землю. В летописях примерно с XI в. повествуется о массовых перегонах пленников и поселе­нии их на Руси. Разумеется, положение челяди и смердов (экс-челяди) в древнерусском обществе было не одинаковым. Условия жизни челяди, принадлежавшей частным владельцам, и смердов, живущих на государст­венных землях, во многом отличались. Смерды, в отличие от частновла­дельческой челяди, вели свое хозяйство. При наличии сыновей они могли завещать им свое имущество. Смерды платили князю «продажу», что выде­ляло их из остальной массы рабов. Тут мы видим нечто похожее, что встре­чалось в истории других стран. В Римской империи, например, государст­венные рабы управляли своим имуществом, их обязательства, продажи, да­рения считались законными, иными словами, «эти рабы находились в том же положении, чти и отпущенники частных лиц».

Наделение смердов некоторыми правами сравнительно с обычной че­лядью находит объяснение прежде всего в обязанностях, которые лежали на них. Так, пленников древнерусские князья использовали для защиты границ. Смерды поставляли лошадей для походов в половецкую степь. Случалось, что они сами участвовали в этих походах в качестве воинов. Смерды, наконец, платили дань, вливавшуюся в государственный бюджет, и отправляли другие повинности по отношению к городской общине или ее представителю — князю. Вот почему переселение пленников было событи­ем государственного значения.

Итак, в своем первоначальном значении внутренние смерды — госу­дарственные рабы, возникновение которых связано с практикой поселения пленников (челяди) на государственных (общественных) землях. Их появ­ление, вероятно, надо связывать с процессом образования городских волос­тей, или городов-государств, зародившегося на Руси в XI столетии. Оно означало новый этап в истории древнерусских смердов.

Вскоре князья на правах представителей государства стали передавать власть над внутренними смердами в руки частных владельцев и духовных корпораций, подтверждением чего служит известная жалованная грамота Изяслава Мстиславича Пантелеймонову монастырю. Не исключено и то, что князья переводили смердов в состав работников собственного домени-ального хозяйства. Так шло формирование частновладельческих смердов. Первоначально однородная масса внутренних смердов раскалывалась на группы, находившиеся в более тесной и непосредственной зависимости от вотчинников: князей, монастырей и других господ. В основе этого явления лежало развитие частного землевладения и хозяйства, рост которого на Ру­си стал особенно ощутим к исходу XI в. История смердов в Древней Руси вступила в следующую фазу.

Если государственных смердов, весьма сходных с рабами фиска За­падной Европы, нельзя относить к феодально-зависимым, то частновла­дельческих можно рассматривать как один из первых на Руси отрядов кре­постных. Во всяком случае, есть резон предполагать, что эволюция госу­дарственных смердов в обстановке снижения социального статуса рядового свободного населения, резко проявившейся в послемонгольский период, шла по линии слияния их со свободным крестьянством, тогда как эволюция частновладельческих смердов, безусловно, вела к феодальной неволе. По­следний процесс протекал значительно быстрее и ближайшие его результа­ты ощутимы уже в Киевской Руси, чего нельзя сказать о первом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20