Советские историки о смердах в киевской руси
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Советские историки о смердах в киевской руси
Страница 2

К смердам С. В. Юшков вернулся снова в своей работе о феодализме в Киевской Руси. Здесь проблему смердов он старался рассматривать в контек­сте феодальных отношений. В смердах историк усматривал «особую группу полусвободного сельского населения Киевской и Новгородской Руси». От­вечая на вопрос, каким образом названная группа образовалась, С. В. Юшков замечает: «В нашем распоряжении слишком мало имеется данных, иллюст­рирующих процесс превращения свободного сельского населения в закрепо­щенное или зависимое крестьянство. Возможны одни только предположения. В частности, мы полагаем, что смерды формировались из отдельных разря­дов зависимого и полузависимого крестьянства; из так называемых изгоев, из пущенников, прощенников, закупов, и, весьма возможно, из холопов, поса­женных на княжескую, боярскую и церковную пашню и постепенно эманси­пировавшихся из непосредственной власти землевладельца. Мы думаем, что все эти группы, первоначально различаясь между собой, мало-помалу слива­лись в один класс зависимых людей и получали постепенно название смер­дов, название, которое было усвоено наиболее многочисленному и типично­му разряду зависимого и полусвободного крестьянства».

Анализ положения смердов С. В. Юшков производил преимуществен­но в аспекте формально-юридическом. Тем не менее, его попытки связать смердов с феодализацией Киевской Руси имели важное научное значение.

Есть еще одна положительная черта исследования СВ. Юшкова о древнерусских смердах, а именно стремление расширить документальную базу: им было привлечено большое количество иностранных источников, сообщающих о смердах, обитавших к востоку от Рейна. Это позволило С. В. Юшкову изучение вопроса о смердах поставить на сравнительно-историческую основу.

Труды С.В. Юшкова о смердах оказали известное стимулирующее воздействие на интерес специалистов к проблеме смердов. О ней писали Н. А. Максимейко, Н. Л. Рубинштейн, С Н. Чернов, высказавшие иные со­ображения по данному вопросу, чем Юшков.

У Н. А. Максимейко смерд — зависимый от князя и других частных лиц человек. Кроме зависимых были в Древней Руси и свободные смерды, о чем свидетельствует, как полагает Н. А. Максимейко, Русская Правда.

Н. Л. Рубинштейн обратил внимание на некоторое сходство холопов и смердов. Власть господ, впрочем, распространялась не столько на лич­ность смерда, сколько на его хозяйство. В роли таких господ фигурируют не только князья, но и бояре.

С. В. Юшкову возражал С. Н. Чернов, который собрал и системати­зировал все свидетельства древнерусских источников о смердах и показал, что мнение историков, рассматривавших смердов с точки зрения зависимо­сти их исключительно от князя, С. В. Юшковым не опровергнуто. Напро­тив, при чтении Русской Правды «складывается впечатление, что смерд, „Пространной Правды" не имеет никакого отношения к некняжескому ча­стному землевладению». Главный вывод С. Н. Чернова гласит: «Смерды — основная определяющая масса сельского населения русских государств XI-XIII вв., как славянского, так и финского происхождения, сидящая на кня­жеской — для Новгорода на государственной — земле, еще не освоенной частным боярским землевладением».

В 1930 г. в Ленинграде Е. Ф. Карский издал Русскую Правду, снабдив ее примечаниями, где находим высказывания, относящиеся к разного рода категориям населения Древней Руси. Есть тут и суждения о смердах. Под смердами Е. Ф. Карский подразумевал крестьян, являвшихся «низшим сво­бодным сословием» на Руси. Они могли иметь собственных холопов — ра­бов. Таким образом, «смерды были часть того класса людей, которые назы­вались людинами, — людей свободного состояния, но податного сословия в отношении к князю».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20