Челядь и холопы в трудах дореволюционных и советских историков
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Челядь и холопы в трудах дореволюционных и советских историков
Страница 14

Значительное распространение рабства в Древней Руси констатирует В. И. Горемыкина. «На раннем этапе истории Древнерусского государ­ства, — говорит она, — пока рабы не получили широкого применения (в хозяйстве), главным способом использования челяди, как отмечают многие исследователи, была торговля ею. Торговля усиливала имущественное рас­слоение среди свободных. Плен и торговля как источники рабства имели большое значение на протяжении всей истории Древнерусского государст­ва. Естественное воспроизводство рабов также являлось источником рабст­ва». Труд рабов в общественном производстве Руси неизменно возрастал. Именно на основе эксплуатации рабского труда базировалось крупное зем­левладение в XI в. В. И. Горемыкина не различает терминологически челя-дина и холопа.

Иное положение челяди и холопов рисует В. В. Колесов. Приведя различные мнения советских историков о челяди, он замечает: «В путаницу суждений мнение академика Б. Д. Грекова трезво вносит определенный смысл». И В.В.Колесов в духе высказываний Б. Д. Грекова пишет: «Разви­тие феодального общества потребовало обозначений для новых отношений между людьми. Все более дробился „мир" и „род": выделялись новые груп­пы зависимых людей. Возникла нужда и в общем слове, ко.торое могло бы обозначить всех зависимых лиц в отличие от свободных и вольных. Соби­рательное по смыслу и архаичное по стилю слово челядь годилось для это­го как нельзя лучше». Надо, однако, заметить, что во взглядах В. В. Коле­сова есть и нечто новое сравнительно с Б. Д. Грековым: исключительно до­машний статус челяди. По его словам, челядь «как социальный термин — многозначное слово. Устойчивым элементом смысла его являлось понятие о несвободных (лично) людях, которые живут „при доме" владыки, отлича­ясь от прочих лично зависимых лиц». В. В. Колесов полагает, что в пись­менных источниках «челядь всегда указывается при дворе государя-хо­зяина, тогда как смерд или раб связаны с работой на пашне».

В этих суждениях В. В. Колесова о челяди легко обнаруживаются про­тиворечия как самому себе, так и свидетельствам древних памятников. Ес­ли термин «челядь» вводился для обозначения «всех зависимых лиц» (кро­ме «свободных и вольных») в связи с появлением «новых групп зависимых людей», вызванном «развитием феодального общества», то среди челяди неизбежно должны были быть прежде всего те, кто связан «с работой на пашне». Ведь в земледельческом обществе, каковым и являлось древнерус­ское общество, феодальные отношения формировались не «на дому» у гос­подина среди его прислуги, а в аграрном секторе экономики, основу кото­рого как раз и составлял труд на пашне. В. В. Колесов не учитывает и кон­кретные данные, указывающие на челядь, живущую в селах, а не «при до­ме» своего хозяина.

Переходя к вопросу о холопстве, В. В. Колесов замечает, что «в тече­ние всей писаной истории для обозначения рабского состояния служил термин холопъ. В княжеских уставах Ярославичей он заменил прежний термин челядь и стал на века словом, обозначавшим лично зависимого че­ловека». Правда, «в доисторическом обществе холоп еще не был рабом в полном смысле слова». Только в начале XII в., во времена Владимира Мо­номаха, появляется холоп — раб «в полном смысле слова», т. е. «совершен­но зависимый человек». В. В. Колесов со ссылкой на Б. А. Романова назы-

вает такого человека не просто холопом, а обельным холопом, или челядином полным. В холопах он видит «сборный по составу разряд населения. Тут и пленные, и преступники, и несостоятельные должники, и рожденные от рабов люди— холопы, так сказать, потомственные». Стало быть, B. В. Колесов все же считает возможным именовать холопом раба «в полном смысле слова» (скажем, рожденного от раба), что вносит некоторую путаницу в словоупотребление автора. Нам вообще представляется неверным противопоставление терминов «холоп» и «обельный холоп». Холопами называли рабов («совершенно зависимых людей») и в Киевской, и в Московской Руси, причем, как правило, именно холопами, а не обельными холопами или челядинами полными. Возникновение термина «обельный холоп» было результатом развития рабовладения в Древней Руси с ее промежуточной (от доклассовой к классовой) социальной структурой, в частности, с появлением полурабских форм зависимости, типичных для обществ с незавершенным процессом классообразования. Чтобы отделить раба от полураба (полусвободного), и понадобилось словосочетание «обельный холоп». Но отсюда не следует, будто понятие «холоп» обрело менее конкретное, расплывчатое содержание. Оно по-старому обозначало рабов, а полурабские категории населения усвоили названия «закупов», «изгоев» и др.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16