Челядь и холопы в трудах дореволюционных и советских историков
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Челядь и холопы в трудах дореволюционных и советских историков
Страница 3

Советские ученые, занимаясь изучением социально-экономического строя Киевской Руси, не могли пройти мимо вопроса о челяди и холопах.

Некоторые из советских авторов, подобно дореволюционным ис­торикам, усматривали в челяди и холопах рабов, не видя никакого различия между ними, — это были М. Н. Покровский, А. Н. Насонов, Н. Л. Рубинштейн, Н. А. Максимейко, Н. Н. Воронин, С. В. Вознесенский и др. Однако С. В. Юшков под впечатлением норм «Правосудия митрополичьего» замечал: «Прежде всего выясняется, что нельзя отожде­ствлять челядинов с холопами, как это до сего времени делалось». Впо­следствии С. В. Юшков обнаружил «очень интересный факт», который за­ключался в том, что по мере превращения холопов в крепостных крестьян, «слово „холоп" приобрело два смысла— широкий и узкий. В широком смысле под холопом (челядином) стали понимать всякого зависимого чело­века . Под холопами в узком смысле понимали рабов». С. В. Юшков, ста­ло быть, внося терминологические уточнения, все-таки смешивал термины «челядин» и «холоп». Анализируя соответствующий текст «Правосудия митрополичьего», он писал: « .челядин мог быть полным и неполным . полный челядин противополагается закупам и наймитам. Зачем нужно бы­ло говорить о челядине полном, если слово „челядин" имело одно опреде­ленное значение?» Русская Правда навела ученого на мысль о том, что «за­купы противополагались не просто холопам, а обязательно холопам обель­ным. Уже эта двойственность понимания слова „холоп" достаточно харак­теризует выявившееся разнообразие форм холопской зависимости .».

Существенное внимание челяди и холопам уделяли Б. Д. Греков и М. М. Цвибак, принимавшие активное участие в дискуссиях 30-х годов, посвященных общественному строю Киевской Руси.

М. М. Цвибак считал, что под челядью древнерусских письменных памятников скрывались рабы, которые жили в господском доме, являясь нередко экспортным товаром. М. М. Цвибак различал челядина «полного» и «закупного». Челядин, полагал он, превращался в закупа.

Если М. М. Цвибак и другие упомянутые советские историки вели речь о челяди и холопах, не выделяя их в специальные сюжеты, то Б. Д. Греков был первым, кто сделал это. Однако он подчеркивал, что его интересует не история рабства на Руси, а ведущий процесс в развитии древнерусского общества IX-XII вв. Б. Д. Греков рассматривал холопство (рабство), выясняя его источники, определяя хозяйственную роль холопов, их значение в исторических судьбах Руси. «Все письменные памятники, трактующие о рабах, — утверждал Б. Д. Греков, — позволяют говорить о том, что рабство как способ производства не развивается, не растет, а идет на убыль». При этом исследователь счел необходимым разъяснить свою позицию: «Я далек от мысли уменьшать роль рабства в истории Киевского государства. Мне лишь хочется возможно точнее определить его место в производстве этого периода. Патриархальный раб в Киевском государстве несомненно играл весьма заметную роль. Но входя в состав familia, он здесь встретился в известный момент и с не рабскими элементами, которые в пе­риод существования Киевского государства росли количественно, изменяли свою социальную природу и, обнаруживая определенную тенденцию заме­нить собою рабов, в то же время сами приобретали много черт этого самого рабства». Надо заметить, что в последующих изданиях Б. Д. Греков снял эти разъяснения, усилив тезис об исчезновении рабства в Киевской Руси.

Б. Д. Греков затронул некоторые терминологические тонкости, отно­сящиеся к холопству, указав, что древние источники, и прежде всего Рус­ская Правда, различают «просто холопов и холопов обельных, только под последними разумея настоящих рабов». И еще: «При внимательном от­ношении к употреблению в „Правдах" термина „холоп" придется сделать вывод, что холопы есть разные, что термин „холоп" не всегда тождествен понятию "раб"».

Обращаясь к челяди, автор констатирует, что эта социальная категория Киевской Руси «всегда относилась к важнейшим объектам исследования». Понятие «челядь», по Б. Д. Грекову, — «одно из наиболее ответственных и содержательных понятий»; оно значительно сложнее по своему содержа­нию, чем принято думать.

Изучив высказывания своих предшественников по вопросу о челяди, Б. Д. Греков заключает: «Итак, в нашей литературе можно без труда разли­чать два основных направления: 1) понимание термина „челядь" в смысле рабов и 2) понимание этого термина в более широком значении, куда вхо­дят и рабы и не рабы». Ученый принял вторую точку зрения: «Мне пред­ставляется второе мнение более приемлемым и доказуемым, по крайней мере, за известный период времени». И Б. Д. Греков развернул систему доказательств в пользу данного мнения. Проанализировав соответствую­щие статьи Русской Правды, он убедился в том, что здесь ни разу не нару­шена терминология и термин «челядь» не заменяется термином «холоп» или «роба». Далее, он приводит сведения о челяди из других источников, находя в них подтверждение своей точки зрения. В конце концов Б Д Греков приходит к выводу о том, что в древнейшие времена под челя­дью разумели familia, где «рядом с хозяином и хозяйкой дома и ее дочерьми сидели патриархальные рабы и рабыни, выполняя домашние работы и на­ходясь под властью patris familias». В эпоху же Русской Правды слово «че­лядь обозначало всю разновидность барской дворни», работавшей на фео­далов. В последующих своих трудах Б. Д. Греков развивал эти идеи, ста­раясь найти им новые обоснования. Старательно противопоставляя тер­мины «челядин» и «холоп», он все-таки не избежал их смешения, включив холопов в состав челяди.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16