Образование Киевской Руси и ее государственности. (Времена до князя Кия и после него)
Книги / Образование Киевской Руси и ее государственности. (Времена до князя Кия и после него)
Страница 29

Что же мог сделать народ без Князя, без Воеводы, Гетьмана? Это сравнительно легко говорить нам, давним потомкам, но если встать на их место, то единственной надеждой их был какой-либо большой и сильный защитник — Кривонос ли, Гуня ли, Богдан ли Хмельницкий, — но кто-то, кто придет, всем скажет слово и все послушаются!

Тем более это так для древнего периода. Тогда было время Князей и Воевод, людей сильных, которые защищали народ от врагов и от самого себя, ибо, что греха таить, когда народ без власти, то он сам себя терзает, грабит, бьет, губит…

С другой стороны, далеко не вздор содержание Летописей, и как раз — Летописи Нестора. Она наиболее правдива и меньше всего содержит подтасовок. Гораздо больше наврано в Истории сейчас, когда ее подгоняют «к Марксу».

Нам нельзя привести всего длинного и спорного письма г. Кизила, и поэтому мы ограничиваемся только выдержками.

Г. Кизил считает летописцев «искусными политиками», конечно, по недоразумению. Какие могли быть «политики» из монахов? Люди тогда твердо верили, а особенно верующие шли в чернецы. Поэтому если они, переписывая Летописи, и совершали порой «грех умолчания» по Княжескому приказу, то зато от себя ничего не прибавляли. Наконец, если они стремились «вести счет от Ноя», так это и понятно, ибо они были верующими христианами. И делали они это бесхитростно, так, что видна их наивность.

В советских подтасовках Истории наивности меньше всего. По отсутствию этой наивности и судить можно — как о злонамеренном искажении Истории, так и об отсутствии у них во многих случаях совести. Это, конечно, идет все от «социального заказа». Однако в древности личность Князя, его защита играли главную роль. Без Князя тогда народ не выдержал бы и был бы поглощен соседними народами.

Конечно, и народ должен быть государственно настроенным и подчиняться Князю ради общего блага. Однако без Князя в древние времена народ жить не мог. Сам по себе народ существовать мог только в лесах, где готова защита в гуще деревьев. Но и там какой-либо завоеватель мог его достать.

Советская теза «народ — всё, а князь — ничто» ложна, ибо и Советы назначают начальников и только-только не называют их Князьями. Они у них «герои труда», «герои Советского Союза», вообще «знатные люди» и т. д. В свое время Анты жили без Князей и в народоправстве. Однако, несмотря на свидетельство Прокопия Кесарийского, они выбирали Воевод и эти Воеводы имели абсолютную власть, пожалуй, покрепче Княжеской.

Правда, в период междоусобных войн в Киевской (Ререковской) Руси Князья и их приближенные Бояре показали себя как злые враги Русского единства. Но то были Князья-Варяги и, кроме того, они сильно размножились. Но при едином Князе управление народом несомненно лучше, нежели при случайных правителях. Вообще идеальное положение в этом вопросе сводится к единению народа с Князем. Князь знает, что без народа он ничего не сможет сделать достаточно длительного, а народ знает, что без Князя он не сможет объединиться для какого-либо важного решения. В древние времена это было неоспоримым.

Кроме того, отношение «Князь и народ», «хорош Князь или плох», «хорош народ или плох» остается одним и тем же. При плохом Князе народ делает усилие, чтобы все оставалось по-прежнему, а при плохом народе то же самое делает Князь. Но схема «Князь—Народ» или «Начальник—Народ» остается одной и той же при всех режимах и во все времена. Нет нужды говорить, что если народ перестает называться народом, а Князь Князем, то в сущности ничего не меняется. В таком случае выражение г. Кизила: «Князь — это наемник, стоявший со своей «шпаной», бродягами без роду и племени, на корму у города. Дохристианская Русь избирала своих царей, о которых христианские записи, разумеется, ничего не говорят», — будет не то что преувеличением, но искажением естественного хода вещей.

Решительно вся История всех народов искажена именно так. Наша Русская История искажена тоже, но гораздо меньше, чем, скажем, Римская или Греческая. Наконец, введенные искажения столь грубы, что мы их видим. Так мы можем нашу Историю выправить и показать ее в настоящем виде.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58