Дорога на Киев
Книги / Дорога на Киев
Страница 25

— Что такое планета? — не выдержал я.

— Простите старого, оговорился. Люди узнают об этом много-много позже. Я хочу сказать, что нельзя разделять магию и знание, потому что магия и есть часть знания, просто нельзя исповедовать ее вслепую. Это еще один ошибочный путь. Нужно изучать то, что лежит в ее основе, получать знание и использовать его во благо и людям, и волшебному народу. Ваши самые могущественные волхвы владеют им, но только малой толикой того, что могут приобрести. Чем больше знаний, тем необъятней их источник. Кто-то из людей сказал: «Я знаю, что ничего не знаю» и был совершенно прав. Получив хотя бы небольшую часть знания, получаешь доступ к неизмеримо большему.

Наступило молчание. Данило боролся со сном, широко открывая глаза, которые то и дело сами по себе смыкались. Всеслав, нахмурившись, смотрел в пол. Я пытался понять все, что услышал. Мне казалось, что я чувствую, как ворочаются в голове мозги.

— Вы, люди, — деятельный, агрессивный, но недалекий народ. «Что было, то и будет; что делалось, то и будет делаться. Нет ничего нового под солнцем» — сказано про вас. Вечно будете спотыкаться, наступать на одни и те же грабли, пока не поймете, что дальше дороги нет и нужно сворачивать в сторону, а то и поворачивать назад. Но, боюсь, будет слишком поздно.

— А что, волшебный народ лучше? — обиделся я за своих.

— Вы слишком разные, чтобы вас сравнивать. У них тоже есть недостатки, один из них тот, что они не стремятся вперед и всегда довольны тем, что имеют.

— А мы?

— Вы спешите вперед, но идете слишком быстро, чтобы предугадать последствия своих шагов. Но хватит об этом. У тебя, Всеслав, есть, о чем подумать.

— Последний вопрос, дедушка: а сам ты из людей или волшебного народа?

Старик улыбнулся.

— Ни то, ни другое, — ответил за него Всеслав. — Атланты — древняя раса, которую считали давным-давно вымершей. Им была подвластна и магия, и наши, людские знания.

Я поклялся, что выведаю у него, о чем же все-таки говорил старик. Он тем временем достал откуда-то три тулупа, постелил их в углу у печки и сказал:

— Отдохните пока. Я схожу в лес за травой.

Данило тут же с облегчением повалился на мягкий мех и захрапел. Всеслав лежал с открытыми глазами, а я решил, что мудрого деда стоит послушаться и последовал примеру Данилы.

Через пару часов старик разбудил нас. В избе стоял пряно-духмяный запах свежезаваренных трав. За едой почти не разговаривали, сидели сонные, да после обильной трапезы есть не очень-то хотелось. Оказалось, что пока мы спали, старик приготовил нам не только травы на заварку, но и припасов на дорогу. Перед прощанием он отозвал меня в сторону.

— Вот, положи в свой мешочек, — протянул он мне несколько веточек.

— Что это?

— Это разрыв-трава, замки и запоры разрывает, а это — одолень-трава, поможет победить любого противника.

Я про эту траву слышал, но ни разу не находил, больно редко она встречается.

— Спасибо тебе, дедушка.

К нам подошли Всеслав и Данило, поклонились оба в пояс.

— Спасибо за хлеб-соль. Прощай, атлант.

— Прощайте, люди добрые, счастливого вам пути… хоть легким он не будет.

Мы повернулись и пошли к лесу. На опушке я оглянулся. Старик стоял на крыльце и мне почудилось, что я вижу его пронзительно-голубые глаза под седыми бровями.

Глава 7

Черный лес кончился внезапно, и впереди открылась холмистая степь с островками рощ. Впереди растянулась лента ивняка и высился дальний берег реки. В ивняке виднелись крыши домов, но ни в одном печь не топилась. Людей тоже не было видно.

Выйдя на тропку, мы двинулись к деревне, когда шедший впереди Всеслав вдруг остановился.

— Ну-ка, други, поглядите!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28