Дорога на Киев
Книги / Дорога на Киев
Страница 3

Я совсем не был в этом уверен, но урок решил усвоить.

На ночь устроились на лапнике. Дед неодобрительно смотрел, как я топориком обрубаю нижние ветви елей, хотя я старался брать только высохшие.

— Небось, и на земле переночевал, ничего бы с тобой не сделалось, — проборматал он, но от сухой подстилки не отказался.

Той ночью мне приснилась бабка, которая, стоя у плетня, махала мне рукой и говорила: «Иди, Иванко, иди, послужи князю-солнышку Владимиру. Да смотри, хорошо служи».

Утром, подняв голову с котомки, я деда не увидел. Ушел, стало быть. Рядом с собой обнаружил кусок хлеба с добрым шматом мяса и накинулся на еду, даже не вспомнив, что ночью у деда котомки не было, и не удивившись, что хлеб оказался свежим.

Глава 2

Беда не приходит одна. Только счастье почему-то всегда ходит в одиночку. Если вас ни за что ни про что выпороли, готовьте то же место для второй порки. Если не повезет — то и для третьей.

Не успел я выйти на дорогу, как наткнулся на следы степняков. Слишком долго приходилось мне бродить по лесу, изучая следы и повадки зверей, чтобы не узнать отпечатки тех же копыт, что натоптали в нашей веси. Наткнулся я на них случайно: услышал мягкое журчание лесного ручья, пошел напиться и увидел, что здесь в заводи всадники поили своих коней. Дальше шел сторожко, приглядываясь, слушая Лес и, наверное, поэтому задолго почуял запах крови.

В этом месте дорога полого поворачивала, и почти за поворотом, под ветвями нависшего над ней корявого дуба я увидел лежащие тела. То были княжеские дружинники и смерды, человек восемь. Пятеро дружинников даже не надели шеломов — нападение было внезапным. Степняки с натянутыми луками ждали за поворотом: выпустили стрелы, налетели на обоз, порубали оставшихся в живых, пограбили все, что можно, и исчезли. Быстро, внезапно, исподтишка. Три телеги оставили в придорожных кустах, мешки вспороли, зерно рассыпали…

Я подошел поближе. Забрызганная кровью трава, изуродованные тела… Никто не шевелится, не дышит. Опять придется копать могилу, опять хоронить погибших — неплохое начало путешествия. Зачем послушался деда? Деда? Я вспомнил свежий хлеб и теплое мясо. Деда? А может… Да нет, просто дедушка встал пораньше — не спится старому — и… испек на костре хлеб? Пока совсем не запутался, решил отбросить все мысли и заняться делом. Вначале надо стащить покойников в одно место и накидать на них веток, чтобы не поклевало глаза воронье. Потом выкопать могилу.

Когда взялся за третьего — самого здоровенного и старого, у которого из груди торчала стрела, — он едва слышно захрипел. Жив! Я мигом сломал древко стрелы, стянул кольчугу и обратил внимание, что она была непростая: булатные кольца на ней мельче и блестели по-другому. Наверное поэтому и стрела вонзилась неглубоко. Приговаривая «Потерпи, дядя, потерпи!», ножом рассек рану и, ухватившись крепко зубами, вытянул наконечник. Хлынула кровь, как из доброго порося.

Теперь надо прочистить рану. Я быстро развел костер, надрал бересты, сплел котелок, набрал в нее воды — благо рядом тихо бормотал ручеек — и повесил ее над костром. Главное, чтобы пламя не поднималось выше уровня воды. Кто не верит, что в бересте можно греть воду, пусть сам попробует… если получится, потому что тут, равно как и в любом деле, надобно умение.

Когда вода согрелась, оторвал от подола тряпицу, смочил и протер вокруг раны, края которой уже стали набухать красным. Порывшись в котомке, достал мешочек с травами, выбрал несколько стебельков и листиков, разжевал и этой кашицей залепил рваную, кровоточащую дыру в теле, потом кое-как перетянул ее рубашкой, снятой с одного из убитых. Осмотрев как следует дружинника, увидел, что на голове темные с проседью волосы запеклись сбоку коричневой коркой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28