Дорога на Киев
Книги / Дорога на Киев
Страница 26

В траве белели россыпи костей. Даже на первый взгляд было видно, что разломы их были неровные и иззубренные. Всеслав, присев на корточки, поднял огрызок толстой кости, она была снежно-белой, словно ее обглодали только вчера, на утолщении мы разглядели ровные бороздки от громадных и крепких зубов.

— Корова была, — сообщил он. — Эк ее…

Он посмотрел на коровий череп. На толстой лобовой кости тоже отпечатались зубы.

— Кто ж ее так, Змей-горыныч?

— Нет, у Змея зубы побольше будут, — ответил Всеслав и пробормотал: — «Того же лета изыдоша коркодили лютии звери и путь затвориша; людей много поядоша. И ужасаюшаяся людие и молиша богов по всей всеи земли»

.

— Какие такие «коркодили»? — осведомился Данило.

— Звери такие остались с давних времен.

— Тоже нечистая? — спросил я.

— Нет, простые звери. Литва и жмудь до сих пор им поклоняются и называют гивоитами. Живут в реках, но за добычей часто вылезают на берег, могут прятаться в траве. Скоро сам увидишь, их ни с кем не спутаешь.

Всегда говорил, что Всеслав умеет сделать человека спокойным. Мы двинулись дальше, с опаской осматривая место, куда ставить ногу. В ближайшей роще мы с Данилой вырубили по крепкому посоху, Всеслав нес свою дубину, как хворостинку, поэтому ему посоха не понадобилось.

Мы подошли почти к деревне, как из травы на посох, которым я ощупывал дорогу, метнулось что-то черное, и посох разлетелся на щепки. Следующей была бы моя нога, не выхвати Данило меч. Он, хыкнув, рубанул так, что во все стороны брызнула красная кровь, а гивоит, разрубленный пополам, задергался в конвульсиях, раскрывая страшную широкую пасть с острыми, крепкими зубами. Это был черный жирный зверь, похожий на ящерицу, с неестественно толстой блестящей кожей, мощными лапами и крупной головой. Несмотря на внешнюю неуклюжесть, двигался он на удивление быстро. Я потащил из-за спины топор, Всеслав приготовил дубину.

— Эй, Иванко, топором ты мало что сделаешь. Зазря я тебя мечом работать учил что ли?

И Данило бросил мне свой короткий акинак. Рубить мечом было сподручнее — меньше шансов промахнуться — поэтому я поймал его без возражений.

Трава зашевелилась еще в двух местах. Всеслав поднял дубину. Выскочивший на него зверь не успел раскрыть пасть, как сучковатая палица вбила его в землю. Второго раскромсал я, на секунду опередив Данилу.

Теперь трава впереди волновалась, словно под ветром, местах в десяти, столько же гивоитов начали обходить нас с флангов.

— Отходим к ближней роще, — бросил Данило, внимательно осматриваясь, и сделал несколько шагов назад. Мы, пятясь, последовали за ним, стараясь не допустить, чтобы звери замкнули нас в кольцо.

В роще, где трава была реже и короче, мы перевели дух.

— Что делать будем? — спросил я.

— Прорываться нельзя — сожрут. В деревне наверняка никого нет, значит, и перевоза нет. — сказал Данило.

— Пойдем к городу, там есть перевоз, — решил Всеслав.

К городу подошли к вечеру, когда стража уже собиралась закрывать ворота. Я приготовился встретить таких же пьяниц и прощелыг, но ошибся. Рослый стражник в возрасте Данилы с готовностью показал нам дорогу к корчме, посетовал, что в городе из-за нашествия лютых зверей собралось много народу из окрестных деревень, а на вопрос, работает ли перевоз, ответил:

— Работать-то он работает, только желающих мало, и перевозчики дорого стали брать, хотя и их понять можно — никому не хочется за просто так коркодилам в пасть отправляться.

Корчма оказалась такой же дымной и вкусно пахнущей, как первая, но не в пример опрятнее и спокойнее, хотя и здесь чувствовался удалой дух. Народ сюда набился битком. К нам подошел корчмарь, моложавый, стройный и высокий мужик с черными с проседью волосами и доброжелательными серыми глазами.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28