Дорога на Киев
Книги / Дорога на Киев
Страница 9

— Где ж вся казна?

— Не твоего ума дело.

Теперь я понял, что он делал у телег и зачем отлучался в лес, спросив, где могила его соратников.

В корчме было шумно, дымно и жарко. На лавках сидели, ели, пили, кричали, ссорились и мирились торговый люд, посадские, ремесленники и разная голь. Я заметил даже двух калик; на шее старшего белели обереги, а на том, что был помоложе, висели массивные железные цепи. Бабка Евфросинья по праздникам тоже вешала на шею бусы, но не так много и жемчужных.

В углу пировали несколько вооруженных стражников, мало отличавшихся от тех, кого мы встретили на воротах. Увидев Данилу, они о чем-то зашептались.

Данило выбрал место рядом с каликами и пошел договариваться с хозяином. Я тем временем стал разглядывать соседей.

Посадские и купцы сидели на другом конце залы, за нашим столом, заставленным блюдами с огрызками и костями, кувшинами и чарами разместился народ попроще. Все были красные, разгоряченные, говорили громко, в нескольких местах дело доходило чуть ли не до драки, двое уже уткнулись мордами в грязные столешницы, и только сидевшие напротив калики тихо переговаривались между собой, что не мешало им споро разделываться с огромной ляжкой кабана.

Слева от меня несколько молодых горожан внимали старику, судя по одежде, охотнику.

— … И вот, бредем мы по пояс в снегу, а волки за нами. Ветер. Холод. Мороз такой, что плевок замерзает на лету. А ну-ка налей мне еще!

Последовала пауза. Затем охотник продолжил:

— Да-а… Осмелели волки, подходят все ближе и ближе, чуть за ноги не хватают. Мы бежать. Двое зверей, самых огромных — с лошадь, не меньше — за мной. Н-налей-ка еще чарку!

Снова пауза.

— Да-а… Я — н-на дерево. День сижу, другой, а снег все сыплет и сыплет. Насыпало столько, что ветка подо мной прогибаться н-начала. А волки снизу прыгают, вот-вот достанут. Ну, д-давай еще!

На сей раз пауза длилась дольше.

— А один раз…

— Ты погоди! А что волки-то?

— К-какие волки? А-а, те! Съели! — рассеянно махнул рукой рассказчик.

Не успел я удивиться, как это его съели, когда он сидит здесь живой и здоровый, как калика с цепями, увидев, что я глотаю голодные слюни, с хрустом выдрал добрый кус мяса с костью и протянул мне.

— На-ка, замори червячка, пока твой соратник занят.

Второй, оторвавшись от еды, молча и внимательно смотрел. Глаза у него были удивительные: зеленые, словно весенняя листва, и печальные. Но больше я раздумывать не стал: навалился на мясо и хлеб, который одной рукой пододвинул ко мне старший, второй он начал перебирать обереги.

— Молодец, времени зря не теряешь, — подошел Данило. — Исполать вам, калики перехожие.

Подскочивший отрок грохнул на стол блюдо с мясом, горшок с ухой, кувшин и еще что-то, чего я не увидел, так как был сильно занят. Несколько дней трапез с Данилой меня кое-чему научили.

Калики снова о чем-то тихо перемолвились, и младший спросил:

— Куда путь держите, добры молодцы?

— Вквукнзю… — ответил я.

— Куда-куда?

Я торопливо прожевал, проглотил кусок и повторил:

— В Киев к князю.

Старший чуть заметно кивнул. Калика с цепями собрался было спросить что-то еще, но нас прервали. К столу вразвалку подошел толстый — в три обхвата — стражник толстой и наглой мордой, с засаленными волосами, к его нижней губе прилипли крошки, подбородок был тоже в чем-то вымазан.

— Кто такие? — спросил он, протягивая руку к столу. Данило вовремя перехватил свою чару, одним махом осушил ее, вытер рукавом губы и только тогда ответил:

— Приезжие. — Стало быть, не только я у него учился.

— Это я и без тебя вижу. Откуда и куда путь держите?

Я заметил, что разговоры поблизости от нас стихли. Многие повернулись к нам, у большинства в глазах читалась неприязнь к стражникам и у всех — интерес к тому, что должно было произойти.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28