Хозяйственные занятия населения Древней Руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Хозяйственные занятия населения Древней Руси в советской историографии
Страница 20

В трудах М. Н. Покровского, Н. А. Рожкова, П И. Лященко, И М Кулишера повествуется о торговле Руси с Востоком, Византией, странами За­падной Европы. Обращались эти исследователи и к внутреннему торго­вому обороту, высказывая порой разные суждения. Так, Н. А. Рожков и И. М. Кулишер утверждали, что товарообмен осуществлялся на местных рынках, обслуживавших незначительный ближайший район. Оценивая значение для Киевской Руси торговли в целом (как внешней, так и внутрен­ней), они отмечали поверхностный ее характер, не затрагивающий глубин народного хозяйства, которое было натуральным. Иначе думал П. И. Ля­щенко. Не отрицая «натурально-хозяйственный производственный строй» Руси, он, однако, говорил о том, что «обособление ремесленных занятий в городе имело большое экономическое значение. Оно полагало основу раз­вития внутреннего рынка, а этот рынок получал для дальнейшей диффе­ренциации хозяйства даже гораздо большее значение, чем развитие внеш­него рынка. Последний всегда имел для натурального хозяйства именно „внешнее" значение, так как снимал с этого хозяйства лишь небольшую часть определенных продуктов, мало затрагивая его производственные ос­новы, тогда как близость внутреннего и местного рынка всегда производила изменение в условиях существования натурального хозяйства». Внутрен­няя торговля, по словам П. И. Лященко, выступала не только как «базарная торговля», но и как ярмарочная. Ярмарки же «часто развивали очень широ­кую деятельность, имея своих специальных приказчиков, „купчину", и ох­ватывая своими оборотами самые разнообразные части страны».

Помимо общих трудов, где речь шла, кроме всего прочего, и о древне­русской торговле, были опубликованы специальные исследования на дан­ную тему, написанные вскоре после Октябрьской революции. Большинство из них посвящено изучению торговых путей, связывавших Русь с зарубежными странами. Это— статьи Н. Л. Рубинштейна, С. В. Рождественско­го, В. А. Брима.

Существенный интерес представляет работа П. Г. Любомирова о вос­точной торговле Руси. Цель, которую поставил перед собой автор, состояла в том, чтобы с помощью нумизматического материала «подойти к основе построения Ключевского, попробовать проверить его положения о значи­тельности торговых связей Руси с Востоком, уяснить себе пути этих сноше­ний — не возможные географически, а использованные реально,— опреде­лить широту и глубину захвата Руси восточной торговлей, установить поря­док и хронологию вхождения отдельных районов в эту торговлю и дать от­вет на вопрос, все ли племена славянские и ближайшие к ним неславянские были втянуты в эти связи с Востоком и, если втянуты, то в какой мере».П. Г. Любомиров достаточно полно нарисовал картину оживленных связей Руси с Востоком, установившихся задолго до «призвания варягов». На X в. падает, по П. Г. Любомирову, расцвет восточной торговли Древней Руси. Но к исходу того же столетия замечается ее упадок. Эта мысль П. Г. Лю­бомирова важна в историографическом плане, поскольку позднее она будет фигурировать в произведениях других советских историков.

П. Г. Любомиров, как и упомянутые выше ученые, писал о том, что внешняя торговля (в данном случае — восточная) задевала лишь верхушку древнерусского общества, при этом только «торговые центры на главных речных путях, поселения по рекам, в них входящим, и на переволоках — вот кто видел диргемы и восточные товары и владел ими, причем сельча­не — обычно в очень малых размерах. Верст 50-100, а часто и гораздо ме­нее, в сторону, и мы в лесной глуши среди жителей, не знающих связей с внешним миром при посредстве купца».

Идея о поверхностном характере внешней торговли, не задевавшем массу населения в Киевской Руси, впоследствии тоже станет распростра­ненной среди наших ученых.

Таким образом, интерес к проблеме торговых связей на Руси в киев­ский период ее истории не ослабевал у историков, работавших в 20-е годы. Позднее, в 30-е годы, обстановка несколько изменилась и наметился спад исследований в данной области. Это объяснялось, по-видимому, тем, что основное внимание ученых было тогда сосредоточено на проблемах соци­ально-экономических отношений в Киевской Руси. Имел значение и другой факт: дальнейшее изучение торговли в Древнерусском государстве все бо­лее и более зависело от археологии. Поэтому необходимо было время, что­бы археологическая наука накопила соответствующий материал. И только на исходе 40-х годов состоялись крупные исследования, в которых эта тема нашла свое раскрытие. Среди авторов этих работ следует в первую очередь назвать Б. А. Рыбакова.

В книге Б. А. Рыбакова «Ремесло Древней Руси» есть разделы, где рас­сматривается сбыт изделий городского и деревенского ремесла. Кроме го­родских ремесленников, работавших на заказ, были и такие, которые, как показывает Б. А. Рыбаков, отправляли свою продукцию на рынок: «Их из­делия расходились по деревням. Особо выделяется киевское производство выемчатых эмалей и стеклянных браслетов. Район сбыта достигал протя­жения в 1400 км». С XI столетия в селениях близ Овруча прослеживается деревенский кустарный промысел по производству шиферных пряслиц, находивших спрос не только по всей Руси, но также в Болгарии, Херсонесе, Польше. Заслуга Б. А. Рыбакова заключалась прежде всего в том, что он на обильном археологическом материале выявил торговые связи на Руси во всей их конкретности, доступной взору ученого. Распространенному мне­нию о составе экспортных товаров, включавших «челядь, мед и воск», Б. А. Рыбаков противопоставил обоснованный тезис о разнообразии выво­зимых Русью товаров, таких как упомянутые уже пряслица, ювелирные из­делия, замки и пр. Важным шагом вперед явилось изучение торговли Руси собственными изделиями со странами Западной Европы: раньше историки чаще рассуждали о транзитном характере русской торговли.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28