Хозяйственные занятия населения Древней Руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Хозяйственные занятия населения Древней Руси в советской историографии
Страница 7

Сельское хозяйство и промыслы в Смоленской земле рассматривал В. В. Седов. Проделал он это на примере «феодальных усадеб» — городищ Воищина и Бородинское. Земледелие, как явствует из археологических на­ходок орудий сельскохозяйственного производства и зерен злаков, было главной отраслью хозяйства жителей городищ, причем то было в основном пашенное земледелие, поскольку подсека к XII—XIII вв. утратила сущест­венное значение. Потребность в хлебе удовлетворялась сполна. Имелся даже некоторый излишек сельскохозяйственной продукции. Так, обитатели Бородинского городища не только получали от земледелия все необходи­мые продукты, но и торговали хлебом, вывозя его на рынок. Наряду с земледелием население городищ занималось разведением животных, преж­де всего крупного рогатого скота, а также свиней, овец и коз. Правда, для роста животноводства на Воищинском городище не было .благоприятных условий: «Положение населения среди болотистой низины не способство­вало широкому развитию здесь скотоводства, требующего более или менее обширных пастбищ. Небольшая возвышенность (площадью около 4 га), примыкавшая к городищу, вероятно, была занята под пашню. На не­большой, плотно застроенной площадке городища не было места для со­держания большого количества скота. Таким образом, возможности ското­водства были весьма ограничены». В. В. Седов останавливается и на охо­те, отводя ей немалую роль в хозяйстве воищенцев и бородинцев. Однако автор не избежал некоторых противоречий в определении хозяйственной ориентации охоты. Говоря, например, об охоте жителей Воищины, он заяв­ляет, что там, как, впрочем, и на всей Смоленщине, «широкое распростра­нение получила охота на животных, добываемых не ради мяса, а для полу­чения пушнины». Но затем обнаруживается, что значительное развитие охотничьего промысла на городище объяснялось отсутствием тут «условий для широкого развития скотоводства, в связи с чем потребность в мясной пище необходимо было удовлетворять за счет охоты». Последнее наблю­дение В. В. Седова ближе, видимо, к действительности, поскольку он кон­статирует широкое распространение охоты на лося, обеспечивавшей людей прежде всего мясом. Недаром в таблице, составленной В. В. Седовым по остеологическим данным, лось после бобра стоит на втором месте. К тому же надо учесть, что охота на бобра давала не только ценные и красивые шкурки, но и мясо.

Кроме В. В. Седова, занятия сельского населения Смоленской земли изучал Л. В. Алексеев. Он указывает на то, что «в X-XI вв. почти везде в лесной полосе жители перешли от подсеки к пашне», но «подсеку было можно встретить в глухих местах и в XIX в.». Л. В. Алексеев отмечает за­мену в XI в. проса рожью. Охоте ученый отводит видную роль. Более все­го охотились на бобра, лося и лисицу. «Особым спросом пользовались шкуры медведя, охота на которого была распространена вплоть до XIX в.». Широкое развитие получили рыболовство и бортничество.

Л. В. Алексееву принадлежит книга «Полоцкая земля», где рассматри­ваются аналогичные вопросы. В Полоцкой земле пашенное земледелие бы­ло главной формой производства «еще до времени появления здесь славян. Однако пережитки подсеки, воспринятые, очевидно, от аборигенного насе­ления в момент ассимиляции, существовали в Северной Белоруссии еще в XVI в., а в соседней Ливонии и в XIX в.». Жители Полотчины выращива­ли все известные нам теперь злаковые культуры. Вторым по значению в хозяйстве являлось скотоводство. Есть факты, которые позволяют говорить о стойловом содержании скота в городах Полоцкой земли. Обращаясь к охоте, Л. В. Алексеев отмечает, что в основном она велась на лося, кабана, бобра и зубра. В окрестностях Гродно главным образом охотились на бла­городного оленя. Но в целом лось, благодаря рогам, которые использова­лись для разных поделок, прочной шкуре и обилию мяса, представлял большую ценность, чем благородный олень.

Полоцкая земля, покрытая множеством ледниковых озер, была богата рыбой. Внутренне противоречивой выглядит оценка, данная Л. В. Алексее­вым рыболовству: «Нет сомнения, что большого значения в раннефеодаль­ное время рыболовство не имело, но все же оно было большим подспорьем, особенно в голодные годы». За рыболовством автор называет бортничество и пчеловодство. Но далее речь у него идет лишь о бортничестве.

Города и городское хозяйство Полоцкой земли исследовал Г. В. Штыхов. Как показывают археологические материалы, горожане Полоцкой земли вместе с различными ремеслами занимались и сельским хозяйством. Они пахали и сеяли хлеб, разводили скот. Их земледелие бы­ло пашенным с двупольным, а может быть, и трехпольным севооборо­том. Среди домашних животных преобладал крупный рогатый скот и свиньи, причем крупного рогатого скота было больше. В напластовани­ях Верхнего замка в Полоцке обнаружено значительное скопление костей лошади. Отсюда Г. В. Штыхов сделал вывод о весьма видном месте коне­водства в хозяйстве полочан, особенно в ранний период истории Полоцка. Лошадь использовалась в производственных целях как тягловая сила и для военных нужд в качестве верхового животного. В голодные же годы она употреблялась в пищу. Охоту Г. В. Штыхов считает вспомога­тельной отраслью хозяйства горожан и развлечением для «феодалов». Во время археологических раскопок «в Полоцке, Витебске, Лукомле, Минске найдены кости зубра, лося, благородного оленя, косули, кабана, медведя, волка, лисицы, барсука, куницы, выдры, бобра, зайца. Охота — источник получения шкур и мехов, на которые существовал постоянный спрос в других странах. Мясо многих животных употреблялось в пищу. Основ­ным видом животных, на которых охотились полочане на протяжении всего средневековья, был лось. В Полоцке сравнительно много костей волков и бобров. Его жители в одинаковой мере охотились как на мясно­го, так и на пушного зверя. Наибольший интерес к охоте проявляли оби­татели Лукомльского замка. Они часто охотились, употребляли в пищу мясо животных (лось, кабан, зубр), которыми изобиловали окружающие леса». Уделяет Г. В. Штыхов внимание и рыболовству. Но, в отличие от Л. В. Алексеева, он придает ему более важное значение. По мнению ис­следователя, археологические материалы свидетельствуют о специализа­ции рыболовства, о выделении в городах рыбаков-профессионалов, свя­занных с торгом. Г. В. Штыхов упоминает также бортевое пчеловодство и собирательство, практиковавшиеся горожанами Полоцкой земли.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28