Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 12

Подводя итог своему докладу, Б. Д. Греков подчеркнул, что в Древней Руси «ведущие отношения устанавливаются по линии отношений земле­владельца (феодала. — И. Ф.) и крепостного», а рабство, существующее «в недрах успешно развивающегося феодального общества», обнаруживает «явную тенденцию к исчезновению».

По докладу Б.Д.Грекова выступило 16 человек. Первым взял слово С. Н. Быковский, который указал на то, что не следует умалять значения раб­ства в Киевской Руси. «Рабы, — говорил С. Н. Быковский, — играют значи­тельную роль не только с точки зрения продажи, не только появляясь на рынке, как товар, не только в этой форме, но и в качестве рабочей силы в хо­зяйстве». С. Н. Быковский возражал также против расширения Б. Д. Гре­ковым территориальных рамок Киевской Руси за счет Новгородской земли и Северо-Восточной Руси, где социальные отношения были несколько иными, чем в Среднем Поднепровье.

М. Н. Мартынов, принявший участие в дискуссии, назвал доклад Б. Д. Грекова «ценным вкладом в историческую науку». Материал, приве­денный докладчиком, по мнению Мартынова, убедительно свидетельствует о господстве феодальных отношений в Киевской Руси. Вместе с тем М. Н. Мартынов обнаружил ряд недостатков в докладе. Один из этих недос­татков, по его словам, был отмечен С. Н. Быковским, обратившим внимание на то, что Б. Д. Греков «не выявил особенностей исторического развития Новгородской и Ростово-Суздальской Руси». Другой существенный недочет в работе Б. Д. Грекова заключался, по М. Н. Мартынову, в отсутствии перио­дизации феодализма в Киевской Руси, прошедшего два этапа в своем разви­тии: IX-X и XI-ХII вв. Поэтому, по мнению выступавшего, в докладе не по­казан процесс генезиса феодализма на Руси. Согласно М. Н. Мартынову, вос­точные славяне перед «завоеванием варягами» в VI-V1I вв. переживали раз­ложение родового строя; у них вместо «старой патриархальной семейной общины» стала утверждаться «территориальная сельская община, в которой были еще сильны кровные отношения». Варяги, завоевавшие славян, уско­рили распад родового строя и образование классового общества. Однако, применительно к IX-X вв., нельзя еще говорить «о феодалах и крепостных, о рабовладельцах и рабах в обычном смысле этого слова, так как классовое общество находилось тогда еще на самой начальной стадии своего развития. Сельская община с „большой семьей" по-прежнему осталась основной обще­ственной организацией среди славян». При этом сельская община в данное время начинает разлагаться, хотя процесс ее разрушения не мог быть еще распространенным и глубоким, поскольку этому противодействовала ис­ключительная сплоченность общинников, боровшихся с постоянными набе­гами врагов, с обложением тяжкой данью, грабежами. Община, следова­тельно, служила опорой сопротивления угнетаемых угнетателям, смердов князьям и дружинникам. В этот же период появляется землевладение кня­зей и дружинников. Но ни князья, ни дружинники не превратились пока в привилегированных землевладельцев. В их руках мы видим «ничтожное количество земельных владений», которые нет оснований рассматривать в качестве типичных для этой эпохи. Тем не менее в «IX-X вв. уже начался процесс генезиса феодализма, процесс, который был ведущим элементом в социально-экономических отношениях .». По мнению М. Н. Мартынова, с XI столетия начинается новый период в истории Киевской Руси, в кото­ром наблюдается дальнейшее развитие феодальных отношений, характе­ризуемое энергичной борьбой боярщины с общиной. Интенсивно форми­руется парцелла, ставшая «фундаментом для образования феодальной зе­мельной собственности». С XI в. можно говорить о превращении князей и дружинников в привилегированных земельных собственников, обладавших правом иммунитета, имевших своих вассалов. «Боярщина-сеньория стано­вится господствующей формой частного землевладения в Киевской Руси». М. Н. Мартынов полагал, что феодальная вотчина держалась главным обра­зом на эксплуатации рабов. По словам М. Н. Мартынова, «в Киевской Руси Х1-ХШ вв. рабский труд получил широкое распространение и не только не падал, как это кажется Б. Д. Грекову, но, наоборот, развивался». Труд ра­бов был выгоднее труда барщинных крестьян. Несмотря на наличие фео­дально-зависимых крестьян (закабаленных смердов и закупов), «основная масса сельского населения Киевской Руси по-прежнему состояла из сво­бодных самостоятельных непосредственных производителей — смердов».Эпоху Киевской Руси в целом М. Н. Мартынов рассматривал как время ге­незиса феодализма, а не сложившихся и вполне установившихся феодаль­ных отношений. Высказывая замечания насчет соображений Б. Д. Грекова о характере классовой борьбы в Древней Руси, М. Н. Мартынов говорил: «Б. Д. Греков изображает классовую борьбу в Киевской Руси исключитель­но как борьбу крепостных крестьян с феодалами. Переоценив значение феодальных отношений в Киевской Руси, он и здесь несколько сгущает краски и совершенно оставляет в стороне борьбу должников с ростовщика­ми, точно так же как и борьбу рабов с рабовладельцами».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57