Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 36

Непригодным этот термин показался и Б. А. Рыбакову. «Может быть, — рассуждал Б. А. Рыбаков, — лучше термин „предфеодальный", потому что он заключает в себе ограничение, т. е. из чего родился феода­лизм, то, что непосредственно предшествовало феодализму». Б. А. Рыба­ков отметил важное значение доклада А. И. Неусыхина «для всех, зани­мающихся феодальным периодом и изучающих сложную проблему пере­хода от одной формации к другой». По Б. А. Рыбакову, дофеодальный (предфеодальный) период нельзя считать периодом разложения родового строя, ибо то была эпоха «высшего расцвета первобытности». Следова­тельно, Б. А. Рыбаков отнес дофеодальный период к первобытнообщинной формации.

Научная сессия 1966 г., посвященная итогам и задачам изучения гене­зиса феодализма в Западной Европе, — важная веха в осмыслении узловых проблем как зарубежной, так и отечественной истории раннего средневеко­вья. Однако из всех упомянутых дискуссий конца 40-60-х годов наибольший эффект в области изучения генезиса феодализма на Руси имела все-та­ки дискуссия 1949—1951 гг., посвященная периодизации истории СССР феодальной эпохи. Этот эффект был, по крайней мере, двояким. Во-первых, она способствовала сложению у Б. Д. Грекова представления о глубокой древности, восходящей ко временам ранее V в. н. э., первичных моментов разложения первобытнообщинных отношений и складывания классового общества у восточных славян. Во-вторых, она положила начало переменам в конкретном обосновании возникновения феодализма в России, выдвинув на авансцену древнерусских князей в качестве верховных феодальных соб­ственников подвластных им земель. В советской историографии идея о князьях как верховных распорядителях и собственниках управляемых ими земель фигурировала еще в 20-е годы: ее мы находим, например, в работах С. В. Юшкова. Но развития она не получила, поскольку Б. Д. Греков и другие историки, занимавшиеся Киевской Русью, появление феодализма связывали прежде всего с зарождением крупного землевладения князей, бояр и духовенства — землевладения, формировавшегося на частной осно­ве. И вот теперь, в ходе дискуссии 1949—1951 гг., эта идея снова прозвуча­ла в статьях С. В. Юшкова, В. И. Довженка и М. Ю. Брайчевского. Были посеяны семена новой концепции происхождения русского феодализма. Главным ее созидателем вскоре стал Л. В. Черепнин. Необходимо заметить, что мысль о князьях — верховных собственниках — Л. В. Черепнин принял не сразу. В его дискуссионной статье, написанной совместно с В. Т. Пашу-то, она еще отсутствует. Нет ее и в другой статье Л. В. Черепнина, опубли­кованной годом позже. Тут говорится о том, что «у восточных славян, ми­новавших стадию рабовладельческого строя, процесс разложения патриар­хально-родовых отношений и классообразования наблюдается с IV в. К IX в. у них завершается оформление феодального способа производства и складывается раннефеодальное государство».

Однако и здесь мы пока не видим князей — феодальных верховных собственников. Они появляются в исследовании Л. В. Черепнина 1953 г., посвященном определению основных этапов развития феодальной собст­венности на Руси с древних времен по XVI в. включительно. В этом иссле­довании автор не упоминает IV в. как начальную грань распада первобытных отношений и образования классов. Ход своих суждений он начинает с VI столетия. Констатировав смену подсечного земледелия пашенным, Л. В. Черепнин пишет: «Переход к пашенному земледелию был связан с ростом частной собственности на землю. В VI—VIII вв. этот процесс интен­сивно развивался. Совершался переход от патриархальной общины к сель­ской, известной под названием мира, погоста на севере, верви на юге . Раз­вивается и противоположность между городом и деревней». Согласно Л. В. Черепнину, VI—VIII вв. — это дофеодальный период, когда разлага­лись патриархальные отношения, выделялись сельские общины, основан­ные на территориальных связях, формировалась частная собственность на землю. Но «работник производства еще свободен от личной зависимо­сти». Важным рубежом является IX в. — «время установления феодаль­ного способа производства и образования раннефеодального относительно единого государства». Тогда-то и произошли существенные изменения «в собственности верви на землю, ибо в результате экономического развития, роста неравенства и образования классов возникло государство, во главе которого стоял киевский князь, рассматривавший себя в качестве верховно­го собственника всей земли. В укреплении власти феодалов играло роль внеэкономическое принуждение. Крестьянское население было обложено данью, сбор которой вызывал активное сопротивление населения (восста­ния древлян против Игоря, Ольги). Это была классовая борьба в условиях процесса феодализации». Дань и рента, по Л. В. Черепнину, совпадали.Наряду с верховной собственностью государства на крестьянские общин­ные земли в IX-XI вв., продолжалось «формирование частной феодальной собственности: княжеской, боярской, монастырской. Растут за счет общин­ных земель княжеские села: Ольжичи, Будутино, Ракома, Берество и др. Воздвигаются княжеские города-„хоромы" (замки): Вышгород, Изяславль и др. Землевладельцем был Киево-Печерский монастырь. Формировалось и боярское землевладение. Для XII в. известий о частных вотчинах в источ­никах становится больше».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57