Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 5

На втором месте после княжеского и по времени возникновения, и по размерам стояло церковное землевладение, которое складывалось довольно медленно вплоть до XII в., хотя появилось еще при Владимире, крестившем Русь. И только на третьем месте (как по интенсивности роста, так и по эко­номическому значению) выступало боярское землевладение. С. В. Юшков пришел к заключению, что в ходе феодализации Руси особое значение при­обрело «княжеское землевладение, которое было одним из основных, а первоначально, пожалуй, и единственным источником церковного и бояр­ского землевладения».

Таким образом, в XII в. мы присутствуем при достаточно организо­ванном и развитом княжеском, церковном и боярском землевладении. В это же время крупная вотчина выделилась «из разряда земледельческих владе­ний особым своим юридическим положением» и усвоила «определенный хозяйственно-административный строй, типичный для боярщины поздней­шего периода и вообще для феодальной сеньории».

Становление крупного землевладения — одна сторона феодализации. Другая ее сторона — формирование зависимого крестьянства. На примере смердов, изгоев, закупов и холопов С.В. Юшков показал образование фео­дально-зависимого населения в Древней Руси. По его мнению, «закрепо-стительный процесс в XI—XIII вв. был глубок и охватывал буквально все разряды сельского населения, причем формы этого закрепостительного процесса были крайне разнообразны: начиная с непосредственного уста­новления экономической зависимости (закупничества), вплоть до прирав­нивания холопов к прикрепленному крестьянству. Это закрепощение луч­ше, чем иные моменты, свидетельствует о глубокой социальной перестрой­ке в Киевской Руси в XI—XIII вв. и вообще о широком охвате тогдашнего общества феодальным процессом».

С. В. Юшков изучал возникновение таких феодальных институтов, как вассалитет, патронат, иммунитет. Он также затронул вопрос о поместном землевладении в Киевской Руси. Не находя поместной системы в Древней Руси, С. В. Юшков, однако, не отрицал наличия различных форм землевладения, связанного со службой.

Сравнение развития феодализма на Руси и в странах Западной Европы убедило С. В. Юшкова в том, что процесс феодализации на Западе «был гораздо глубже, интенсивнее и сильнее даже в зачаточных его формах».

С. В. Юшков рассмотрел и местные особенности развития феодализма в разных землях Руси. Обнаружилось, что с наибольшей силой и четкостью феодализация имела место в Галиции, где «еще в XI в., если не в X в., воз­ник класс крупных землевладельцев», а служебные отношения «стали пе­реплетаться с поземельными. К этому времени, если не раньше, по-видимому, стали возникать разряды зависимого населения». В отношении феодализационного процесса в Новгородской земле можно сказать, что он «хотя и проявлялся в достаточно определенных очертаниях, но его развитие ослаблялось благодаря тому, что князь и княжое боярство не могли прини­мать активного участия в этом процессе. С другой стороны, это устранение князя и княжого боярства сообщало своеобразный характер начальным формам феодальных отношений в Новгороде. Пока боярские вотчины не доразвились до степени сеньорий, процесс феодализации развивался, глав­ным образом, на основе церковного землевладения. Церковь первоначально была очагом новгородского феодализма и принимала деятельнейшее уча­стие в тех процессах, которые вели к сеньоризации новгородских земель. Особенностью развития феодальных отношений в Новгороде является и то, что в самом Новгороде стали создаваться институты, которые во многом напоминают институты городов Западного средневековья .» Что касается Ростово-Суздальской земли, то там феодализация осуществлялась преиму­щественно на основе княжеского землевладения и была в зачаточном со­стоянии. Особенностью развития феодализма в Северо-Восточной Руси яв­лялась замедленность и слабая выраженность. Феодальные отношения тут только зарождались. Вот почему Северо-Восточной Руси пришлось уже в послемонгольский период «пережить заново те основные моменты сеньо­ризации и феодализации», пройденные давно Киевщиной, особенно Гали-чиной и Волынью. На Северо-Востоке «только в XIV в. могла произойти глубокая сеньоризация и могли возникнуть яркие феодальные институ­ты». Успехи феодализации в Суздалыцине С. В. Юшков ставил в опреде­ленную связь с татаро-монгольским нашествием. Дело в том, что до татар­ского погрома в Ростово-Суздальской земле еще таились силы, проти­водействующие окняжению и обоярению земли. Эти силы группировались вокруг городской земщины и бьши способны ослабить развитие феодальных отношений, способствуя их перерождению. Однако этого не случи­лось, ибо они «были сразу и решительно сметены татарским нашествием. Разгромив города, подорвав налаживавшиеся и постепенно развивавшиеся экономические, торговые связи с Западной Европой, татарщина одним уда­ром уничтожила экономическое и политическое значение городской зем­щины, которая могла противодействовать окняжению и обоярению, и вме­сте с тем создала необычайно благоприятную обстановку для развития феодальных отношений и институтов и для постепенного превращения их в феодальную систему».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57