Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 28

А. А. Зимин дал статье К. В. Базилевича более высокую оценку, чем С. В. Юшков. Он присоединился к некоторым ее положениям. Однако А. А. Зимин обнаружил и ряд недостатков в предложенной К. В. Базиле-вичем периодизации истории феодальной России. Недооценка классовой борьбы — один из таких недостатков. А. А. Зимин, вслед за К. В. Базиле-вичем, время генезиса феодализма датировал IX-X вв. Намечая рубеж, пос­ле которого феодализм стал господствующей системой, А. А. Зимин писал: «Процесс утверждения феодализма нельзя рассматривать в плане исключи­тельно эволюционного развития. Энгельс, изучая процесс образования фео­дальной империи Каролингов, пришел к выводу, что этот процесс явился результатом переворота в социально-экономических отношениях, результа­том установления феодальных отношений, сопровождавшихся напря­женной классовой борьбой и, в частности, восстаниями закрепощаемого крестьянства. Такой рубеж на Руси, связанный с окончательной победой феодализма, следует видеть в событиях конца XI — начала XII в. и прежде всего в восстаниях смердов и горожан в Новгороде, Киеве, на Белоозере 1068-1071 и 1113 г.»

Среди ученых, принявших участие в дискуссии по вопросам периоди­зации истории СССР феодальной эпохи, был и А. П. Пьянков, который, по­лемизируя с К. В. Базилевичем, настаивал на выделении дофеодального периода в Древней Руси. А. П. Пьянков понимал дофеодальный период как «переходный от первобытнообщинного строя к феодализму», как «период созревания феодальных отношений». Он полагал, что начало его «нельзя относить ко времени образования Киевского государства, т. е. к IX в.» На­чальную грань дофеодального периода А. П. Пьянков отодвинул к VII— VIII вв. В дофеодальный период, по словам А. П. Пьянкова, процесс фео­дализации Руси «уже начался, но не завершился». Поэтому общественные отношения дофеодального периода нельзя отождествлять ни с перво­бытнообщинной, ни с феодальной формациями.

Последний вывод А. П. Пьянкова встретил решительное возражение у И. Миллера, который назвал его ошибочным и с методологической стороны неправомерным. «Переходные периоды существуют, но вырывать их из рамок общественной формации, превращать их в самостоятельные, ни в одну формацию не входящие периоды, т. е. по существу создавать какие-то дополнительные, промежуточные формации, — значит извращать маркси­стско-ленинское учение об общественно-экономических формациях». По мнению И. Миллера, прав был К. В. Базилевич, «когда отказался отнести переходный период к первобытнообщинному строю, а относил его к строю феодальному. Самое наличие классов, эксплуатации трудящихся, даже если эта эксплуатация и не успела еще распространиться на значительные массы трудящихся, появление классовой борьбы кладут принципиальную грань между первобытнообщинным строем и переходным периодом. В то же время между переходным периодом, представляющим собою уже классо­вое общество, и развитым феодальным строем нет ни резкой принципиаль­ной грани, ни коренной революционной ломки. Переходный период — пе­риод созревания феодальных отношений — является начальным периодом феодальной формации».

Резкий крен в сторону архаизации феодализма на Руси проделали В. И. Довженок и М. Ю. Брайчевский, выступившие со статьей «О времени сложения феодализма в Древней Руси». Попытки своих предшественников датировать дофеодальный период IX-X вв. авторы сочли ничем не обосно­ванными. На протяжении указанных столетий они наблюдали значительное развитие феодальных отношений, наличие «многочисленного господству­ющего класса, владеющего крупной земельной собственностью». Отсюда В. И, Довженок и М. Ю. Брайчевский сделали вывод, что о появлении фео­дального класса надо говорить применительно к более раннему времени, чем IX-X вв. И вот оказалось, будто еще в антский период (II—VII вв. н. э.) восточнославянской истории имело место «сильное имущественное расслоение» и накопление «в руках отдельных представителей антского общества значительных богатств». Социальная жизнь антов отличалась борьбой трех укладов: первобытнообщинного, рабовладельческого и воз­никающего феодального, т. е. тем, что было обнаружено историками в дофеодальных государствах. Следовательно, государство антов середины I тысячелетия н. э. как раз и является «типичным примером дофеодального государства, знаменующего переход от варварства к цивилизации. Перио­дом VIII-IX вв. (время существования Куявии, Славии и Арсании) завер­шается генезис феодализма и сложение Киевской Руси, а в IX в. начинается период феодализма. Русь IX-X вв.— это феодальное государство».'В. И. Довженок и М. Ю. Брайчевский провозгласили древнерусских князей IX-X вв. верховными собственниками управляемых ими земель, а дань объявили феодальной рентой. По их убеждению, продуктовая рента в фор­ме дани превалировала в системе феодальной эксплуатации на Руси IX-X вв. Сопоставляя историю восточного славянства с историей народов За­падной Европы, В. И. Довженок и М. Ю. Брайчевский пришли к заключе­нию, что «исторический процесс у восточных славян был ничуть не более замедленным, чем на Западе. Развитие Восточной Европы осуществлялось в общей системе возникновения нового, феодального мира на развалинах разрушаемой рабовладельческой империи, в сложении которого восточные славяне принимали участие в качестве одной из наиболее важных дейст­вующих сил».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57