Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 43

Приверженец концепции «государственного феодализма», М.Б. Сверд­лов разделяет все ее недостатки. Так, наряду с верховной собственностью государства существовал, оказывается, крестьянский аллод. Перед нами все та же попытка сочетать несочетаемое: полную, свободную собствен­ность крестьянина на парцеллу с феодальной верховной собственностью. В конечном счете М. Б. Свердлов доводит до абсурда развиваемую им тео­рию, определяя крестьянскую свободную собственность как вид феодаль­ной собственности. Тем самым он перечеркивает процесс классообразо-вания и классовой борьбы в средневековой России.

В своей книге, вышедшей в 1983 г., М. Б. Свердлов рассматривает ге­незис феодализма в плане становления верховной собственности государ­ства на землю и развития индивидуального господского хозяйства. Она содержит мало нового. И поэтому А. П. Новосельцев был прав, когда писал: «В традиционном духе написана книга М. Б. Свердлова, в которой автор приводит ряд дополнительных аргументов в пользу концепции Б. Д. Гре­кова и других ученых его школы».

Представления В. Л. Янина о складывании феодализма в Новгород­ской земле сформировались не без влияния исследований Л. В. Черепнина. В монографии В. Л. Янина «Новгородская феодальная вотчина» заключен интересный опыт реконструкции генеалогии крупных новгородских вот­чинников. Здесь изучается также вопрос о возникновении и развитии вот­чинной системы в Новгороде. Начало этой системы В. Л. Янин связывает с возникновением княжеского домена, датируя его появление рубежом XI-ХII вв. Вслед за княжеским доменом стали возникать вотчины новгород­ских бояр и монастырей. Зарождение вотчины, таким образом, историк на­блюдает поздно: не ранее XII в. Эта точка зрения нам кажется убедительно обоснованной.

Создание вотчинного сектора новгородской экономики ХП-ХШ вв., согласно В. Л. Янину, происходило «в значительной степени путем раздачи черных волостей как частным лицам, так и духовным учреждениям». Пе­риод, предшествующий XII столетию, исследователь именует «довотчин-ным». При этом он ставит вопрос: «Если до конца XI в. ни князь, ни бояре в Новгородской земле не были вотчинниками, т. е. не располагали домени-альной собственностью, кому же там принадлежала земля? Составляла она собственность государства или собственниками ее были крестьяне-общинники?» По мнению В. Л. Янина, земля в Новгороде довотчинных времен составляла верховную корпоративную собственность новгородского боярства. Вот почему «довотчинный период может рассматриваться как такая форма эксплуатации земельных владений, при которой государствен­ный налог и рента в значительной части становятся предметом раздела ме­жду членами землевладельческой корпорации». Первоначальные же ос­новы права верховного распоряжения черными землями корпорацией бояр были заложены при Ярославе Мудром.

Надо сказать, что мысль о верховной корпоративной собственности бояр в Новгороде довотчинных времен обоснована В. Л. Яниным, на наш взгляд, недостаточно убедительно. Ссылка на концепцию Л. В. Черепнина служит ему едва ли не главным аргументом. Те же упоминаемые им слу­чаи, когда распорядителем земельных фондов выступает новгородское ве­че, никоим образом не говорят о верховной собственности корпорации бо­яр, ибо вечевая организация в Новгороде, по нашему мнению, имела иную социальную природу. Мы полагаем, что утверждения В. Л. Янина насчет корпоративной собственности новгородских бояр в довотчинный период расходятся с исторической реальностью.

Попытку установить критерии раннего феодализма на Руси и наметить стадии его перехода в развитой феодализм предпринял Г. В. Абрамович. На первом этапе, датируемом VIII — серединой IX в., среди приднепровских и ильменских славян выделяется социальная группа, узурпировавшая общин­ное «право избирать и быть избранным на командные посты». Эта группа представляла собой «своеобразных сеньоров, которые, хотя формально ос­тавались членами общины, их выбиравшей, но фактически имели все воз­можности получать от общинников не только добровольные приношения за выполнение общественных функций, но и регулярные принудительные до­ходы путем внеэкономического принуждения (кормы и виры на содержа­ние и вооружение дружины и пр.)». Однако эксплуататорские тенденции знати пока ограничивала военная демократия в лице «воев»— вооружен­ных защитников общинной «старины». Сдерживала феодализацию и боль­шая семья, преобладавшая «в структуре сельской общины». Данную фазу общественного развития восточных славян Г. В. Абрамович характеризует как первичную стадию в складывании раннефеодальных отношений, когда закабаление знатью рядовых общинников осуществлялось с помощью об­щинных институтов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57