Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 39

Возникновение и развитие на Руси феодального землевладения в це­лом Л. В. Черепнин наблюдает по двум этапам: X — первая половина XI в. и вторая половина XI—XII вв. «В первый период преобладает верховная собственность на землю государства, во второй растет и ширится вотчинная собственность». Выводы, полученные в результате исследования эволюции земельной собственности, ученый связывает с историей зависимого населе­ния в Киевской Руси. Он изучал положение различных категорий подне­вольного люда, скрывавшегося под наименованием «людей», «челяди», «смердов», «изгоев», «закупов». Оказалось, что в образовании этих кате­горий вырисовываются «те же два этапа, что и в процессе формирования феодальной собственности на землю. Гранью между ними является при­мерно середина XI-XII вв. На первом этапе еще значительную роль в об­щественной жизни играло лично свободное, но подвергающееся государст­венной эксплуатации население соседских общин — смерды-данники, а в составе несвободных преобладала челядь (рабы). На втором этапе, когда развиваются вотчинное землевладение и хозяйство, все большая часть не­посредственных производителей переходит в число домениальных смердов, закупов, часто оказывающихся на грани холопства».

О генезисе феодализма на Руси Л. В. Черепнин еще раз писал в специ­альном разделе, вошедшем в академическую «Историю крестьянства в Ев­ропе». С полной уверенностью он говорит о том, что «известны три линии, по которым шло развитие форм феодальной собственности и обращение сельского населения в зависимое от господствующего класса. Во-первых, происходило «окняжение» земли и обложение свободных общинников да­нью, перераставшей в феодальную ренту. Так складывалась государствен­ная собственность, получившая впоследствии наименование «черной». Во-вторых, наблюдалось расслоение соседской общины, из которой выделялись крестьяне-аллодисты, превращавшиеся затем в феодалов, и безземель­ные люди, труд которых присваивался землевладельцами. Наконец, в-третьих, собственники-феодалы сажали на землю рабов, становившихся зависимыми крестьянами». Вплоть до «середины XI—XII вв. господ­ствующей формой феодальной собственности была государственная, гос­подствующим видом эксплуатации — взимание дани. К XII в. складывается землевладение княжеское (домениальное), боярское, церковное, основанное на присвоении прибавочного продукта, произведенного трудом зависимого крестьянства и посаженных на землю холопов». Рост вотчинного земле­владения князей, бояр и духовенства означал перелом в развитии феодаль­ных отношений на Руси, вступавшей во второй половине XI и особенно в XII вв. в стадию развитого феодализма.

Таковы изложенные сжато взгляды Л. В. Черепнина на генезис и раз­витие феодального общества в Киевской Руси. Мы целиком согласны с мыслью исследователя о сравнительно позднем возникновении вотчинного землевладения на Руси, о заметном росте крупной земельной собственности лишь со второй половины XI—XII вв. Но утверждения Л. В. Черепнина о существовании в Древней Руси верховной собственности государства на земли, обрабатываемые общинниками-земледельцами, нам представляются весьма и весьма спорными. Анализ конкретной, фактической стороны кон­цепции Л. В. Черепнина нами уже предпринимался. Здесь же выскажем лишь несколько соображений общего порядка.

Нельзя не заметить, что своими рассуждениями о верховной княже­ской (государственной) собственности на Руси IX—XII вв. Л. В. Черепнин поставил себя в довольно сложное положение. Становление феодализма, по его мнению, совершалось по-разному. Наблюдалось «освоение общинной земли и подчинение свободных общинников путем распространения на них суда и дани государственной (княжеской) властью как органов правящего класса». Вместе с тем «росла частная, а затем и феодальная собственность на землю», обусловленная экономической дифференциацией внутри общи­ны-верви. «Оба эти процесса развивались одновременно и взаимно пере­плетались, ибо формирование государства было связано с расслоением об­щины и появлением частной собственности и классов феодального общест­ва, а укрепление государственной верховной собственности на землю явля­лось одним из рычагов феодализации». Очень сомнительно то, что в эпоху генезиса феодализма формирование феодального землевладения на базе разложения общины и «окняжение» земли могли уживаться, а тем более переплетаться друг с другом, поскольку эти процессы взаимоисключаю­щие. Действительно, чтобы образовалась феодальная собственность на зем­лю в результате экономической дифференциации общинников, необходимо наличие свободного крестьянского землевладения, необходим аллод как экономическая предпосылка феодализма. Но установление верховной соб­ственности государства на общинные земли означает ликвидацию свобод­ной земельной собственности общинников, знаменующую переворот в зем­левладении. Появление же крестьянского аллода из недр феодальной вер­ховной собственности нелепо и с теоретической и с конкретно-историче­ской точек зрения. Единственный здесь выход из тупика (правда, надуман­ный) — признание того, что упомянутые процессы протекали чересполос-но. Однако Л. В. Черепнин настаивает именно на их переплетении. В итоге получается большая странность: смерд, сидящий на государственной (кня­жеской) земле и уплачивающий дань (феодальную ренту), одновременно является и крестьянином-аллодистом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57