Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 38

Если раньше Л. В. Черепнин, излагая вопрос о генезисе феодализма, начинал ход своих мыслей с VI в., то теперь отправной точкой ему служит VIII столетие. Эта осторожность продиктована тем, что Л. В. Черепнин, по собственному его признанию, не был специалистом в археологии. Созда­ется впечатление, что автор в предшествующих своих исследованиях судил о вещах, не будучи в них достаточно компетентным. Думается, что на са­мом деле это не так. Л. В. Черепнин обладал прекрасной подготовкой, в том числе и археологической. Нежелание ученого уходить в глубь веков объяс­няется не столько тем, что он не располагал соответствующими археологи­ческими данными, сколько ясным пониманием того, что эти данные, ежели взглянуть на них непредубежденно, не дают никаких указаний на процесс феодализации восточнославянского общества. Какие же археологические факты, подтверждающие идею о генезисе феодализма в VIII—IX вв., при­влекает Л. В. Черепнин? Общественные отношения восточного славянства обозначенной поры воспроизводятся им с помощью археологических мате­риалов, систематизированных и обработанных И. И. Ляпушкиным, а также авторами статей сборника «Славяне накануне образования Киевской Руси» (1963 г.). Малые семьи (4-6 человек) и соседские общины, подтачиваемые имущественным неравенством,— вот основные, по мысли И. И. Ляпушкина и идущего за ним Л. В. Черепнина, социальные учреждения восточносла­вянского общества VIII—IX вв. По нашему разумению, посредством одних лишь археологических источников, поддающихся различному толкованию, установить тип семьи и общины в рассматриваемое время не представляется возможным. Тем не менее Л. В. Черепнин полагает, что И. И. Ляпуш-кин своим материалом подводит «читателя к проблеме формирования част­ной собственности на землю и генезиса феодализма».

Складывание феодального землевладения на раннем этапе феодализа­ции Л. В. Черепнин наблюдает по линии «окняжения» земли соседских об­щин и дифференциации внутри их, причем наиболее интенсивно шло «ок-няжение» земли, выражавшееся в установлении верховной собственности феодального государства на подведомственную княжеской власти террито­рию. К XII в. эта собственность стала уже сложившимся институтом. Па­раллельно процессу формирования верховной собственности дань превра­щалась в феодальную ренту.

Кроме верховной собственности как формы феодального зем­левладения, Л. В. Черепнин рассматривает образование княжеского домена, земельной собственности бояр и церкви. Княжеский домен он пытается об­наружить в X в., пользуясь для этого летописными известиями о княжеских селах той поры. Впрочем, Л. В. Черепнин тут отнюдь не категоричен, памя­туя, что некоторые историки относятся с недоверием к данным известиям. И такое недоверие представляется ему оправданным: «Действительно, ис­точники слишком удалены от событий, о которых в них идет речь. Иногда перед нами позднейшее припоминание, а может быть, и домысел. Наконец, неясно, что же это были за села: загородные замки или усадьбы, были ли они населены челядью или крестьянами и т. д.? Однако для второй полови­ны XI в. исследователи располагают источником, уже бесспорно свидетель­ствующим о наличии княжеского домена. Это так называемая Правда Яро-славичей, датируемая скорее всего 1072 г. А ведь земельная собственность складывается не сразу, и княжеские села появились, конечно, не в 70-х го­дах XI в., а значительно ранее. Поэтому при всем критическом отношении к известиям о селах X в. нельзя их просто откинуть». Что касается XII в., то существование в это время княжеского феодального землевладения не яв­ляется дискуссионной проблемой. Переходя к земельной собственности бояр, Л. В. Черепнин пишет: «Появились ли у дружинников собственные имения уже в X в., мы сказать твердо не можем. Для второй половины XI в. — это факт бесспорный. Можно только подчеркнуть то, что было от­мечено применительно к княжескому землевладению: феодальная собст­венность на землю складывается медленно и надо думать, что первые све­дения о ней попадают в источники значительно позднее того времени, когда она зародилась». Землевладение церкви Л. В. Черепнин прослеживает по источникам лишь со второй половины XI в. Таким образом, несмотря на все оговорки автора насчет позднего (сравнительно с самой действи­тельностью) появления в источниках указания на частное землевладение, остается документально засвидетельствованным тот факт, что княжеская земельная собственность возникла не раньше X в., а боярское и церков­ное — XI в. При этом нет никакой уверенности, что княжеское землевладе­ние изначально носило феодальный характер. Отсутствие данных, свиде­тельствующих о феодальной природе княжеских сел X в., признает и Л. В. Черепнин.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57