Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 49

Определив VI—IX вв. как эпоху новых социальных веяний, Б. А. Ры­баков назвал этот период предфеодальным.

В своих последних работах Б. А. Рыбаков несколько иначе изображает начальную историю феодализма на Руси, перенеся центр тяжести на про­блему верховной земельной собственности государства. В одной из своих недавних статей он рассматривает государство Руси VIII—IX вв., сложив­шееся в Среднем Поднепровье, «как своеобразный вариант раннефеодаль­ного государства с верховной собственностью на землю, вассалитетом, ос­нованным на земельных владениях .». Данная концепция в развернутом виде представлена в монографии автора «Киевская Русь и русские княжест­ва XII—XIII вв.». Возникновение феодальной системы есть итог политиче­ской интеграции восточнославянских племен от союза племен к суперсою­зу (союзу союзов), считает Б. А. Рыбаков. В процессе этой интеграции ус­танавливалось господство одних племенных образований над другими. Ро­ждалось государство. Б. А. Рыбаков пишет: «Союз племен был высшей сту­пенью развития первобытнообщинного строя, подготовившей отдельные племена к предстоящей исторической жизни в больших объединениях, в которых неизбежно и быстро исчезали древние патриархальные формы свя­зи, заменяясь новыми, более широкими. Создание союза союзов племен было уже подготовкой к переходу к государственности . Когда же общест­во поднимается на порядок выше и создает из союзов племен новое (и ко­личественно и качественно) объединение, „союз союзов" племен, то вопрос о государственности может решаться только однозначно — там, где инте­грация племен достигла такого высочайшего уровня, государство уже сло­жилось». Складывание государства сопровождалось переменами в отно­шениях собственности: непосредственные производители теряли право на землю, и верховным собственником земель становилось государство, пер­сонифицированное в лице великого киевского князя. То была «начальная фаза превращения земли в феодальную собственность». Эволюция полю­дья особенно наглядно отразила обозначившиеся перемены. «Полюдье,— говорит Б. А. Рыбаков, — существовало в каждом племенном союзе; оно знаменовано собой отход от патриархальных племенных отношений и тра­диций, когда каждый член племени знал своего племенного князя в лицо и знал всех его родичей. Полюдье в рамках союза племен, появляющееся, на­до думать, одновременно с образованием самого союза, было уже переход­ной формой к классовому обществу, к государственности . Когда же не­сколько союзов племен вольно или невольно вошли в состав Руси, то отрыв верховной власти от непосредственных производителей был полным. Госу­дарственная власть полностью абстрагировалась, и право на землю, которое искони было связано в представлении землепашцев с трудовым и наследст­венным правом своего микроскопического „мира", теперь связывалось уже с правом верховной (отчужденной) власти, с правом военной силы». Та­ким образом, полюдье, в понимании Б. А. Рыбакова, являлось первой, наи­более откровенной формой господства и подчинения, осуществления права на землю и установления подданства. Полюдье — первичная форма фео­дальной ренты, извлекаемой с помощью внеэкономического принуждения, посредством военной силы.

Наряду с окняжением земли и реализацией верховной земельной соб­ственности через полюдье, Б. А. Рыбаков прослеживает становление феода­лизма по линии частного землевладения бояр, сопряженной с формирова­нием феодально-зависимого населения. В процессе социально-экономического развития «на место старой общественной ячейки — рода — должна была встать новая структурная форма, придававшая некото­рую устойчивость обществу в целом. Этой формой явился феодальный двор с его стадами скота, закромами зерна как для прокорма, так и на семе­на, с его запасами „тяжелого товара" — продукции усадебных кузнецов, ковавших не только оружие, но и плужные лемехи, чересла, топоры, удила. Феодалы-бояре не были благотворителями разорившегося крестьянства; войной и голодом, применяя все виды насилия, выбирая наиболее слабые участки внутри сельских „миров", они постепенно утверждали свое господ­ство, порабощая слабейшую часть общин, превращая общинников в холо­пов и закупов». Первые бояре выходили из среды земледельцев и поселя­лись в замках-хоромах, откуда господствовали над окрестным людом. По словам Б. А. Рыбакова, тысячи подобных замков «стихийно возникали в VIII—IX вв. по всей Руси, знаменуя собой рождение феодальных отноше­ний». Из этих рассуждений Б. А. Рыбакова явствует, что боярское част­ное землевладение было самой ранней формой феодальной собственности на Руси.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57